Золотые земли. Кто и как застраивает Одессу

Войны с незаконными застройками в Одессе имеют долгую историю. Однако, в отличие от других городов, здесь у них свои, региональные нюансы.

«Надо подумать, как превратить Летний театр на культурное пространство. Мы вот хотим здесь на Николая организовать праздник для детей. С концертами. И елка здесь растет, осталось только украсить. И место хорошее – самый центр города. Можем еще Труханова позвать. Будет интересно посмотреть, как он по приглашению отреагирует », – делятся своими планами одесские активисты по отвоеванной у застройщика территории Городского сада. По крайней мере, пока отвоеванной.

Как известно, примерно месяц назад, 18 ноября, в Одессе произошли столкновения с правоохранителями на одной из незаконных застроек. Несколько сотен активистов вышли на протест против застройки ли древнейшего сквера в городе – Горсаду (заложен в начале 1800-х). По планам, компания застройщик «Солинг», которую связывают с неким Владимиром Галантерником, получила в аренду часть земель Городского сада под эксплуатацию торгово-развлекательного центра. По планам, там должны были возвести восьмиэтажный ТРЦ. Для этого планировалось вырубить более сотни деревьев, которые росли на арендованной территории. Масла в огонь подливал и тот факт, что Галантерника связывают с действующим мэром Одессы Геннадия Труханова. Поэтому совокупность этих факторов и вывела совершенно разных людей на улицу: здесь были и рядовые граждане, и экологические активисты и представители «правых». Результат стал предсказуемым – митингующие силой зашли на территорию Летнего театра, в результате драки пострадали несколько силовиков, в частности – и глава одесской полиции Дмитрий Головин. Двое участников акции отправили в СИЗО, еще один получил домашний арест (подробнее читайте в материале «Городской сад, СИЗО и более полумиллиона залога»). Впоследствии, правда, СИЗО заменили личное обязательство и домашний арест. Однако история борьбы за территорию Городского сада только начинается. И для того, чтобы понять дальнейшее развитие событий, стоит взглянуть на истории незаконных застроек в городе. еще один получил домашний арест (подробнее читайте в материале «Городской сад, СИЗО и более полумиллиона залога»). Впоследствии, правда, СИЗО заменили личное обязательство и домашний арест. Однако история борьбы за территорию Городского сада только начинается. И для того, чтобы понять дальнейшее развитие событий, стоит взглянуть на истории незаконных застроек в городе. еще один получил домашний арест (подробнее читайте в материале «Городской сад, СИЗО и более полумиллиона залога»). Впоследствии, правда, СИЗО заменили личное обязательство и домашний арест. Однако история борьбы за территорию Городского сада только начинается. И для того, чтобы понять дальнейшее развитие событий, стоит взглянуть на истории незаконных застроек в городе.

Санатории, исторические достопримечательности и отменен Генеральный план

Местные активисты отмечают – проблема незаконных застроек возникла в Одессе в конце 90-х. Сейчас же, по их словам, счет таким стройкам идет еще не в сотни, но уже и не на десятки. Ко всему, город, несмотря на месторасположение, имеет ряд особенностей, которые играют свою роль в «работе» застройщиков. Первое, что отличает ситуацию от, например, киевской – наличие санаториев у моря.

«На момент развала СССР в городе было около 80 санаторных комплексов с парковыми зонами. Часть из них были профильными. Эти санатории размещались вдоль побережья, которое сейчас стало «золотым» для застройщиков. Ко всему, эти территории граничат с оползнеопасных склонов, на укрепление которых Союз в свое время потратил немалые деньги. В последние годы возникает такая ситуация, что в результате незаконных застроек эти берего инженерные защитные комплексы разрушаются. Это может нести определенную опасность », – комментирует Неделе ситуацию один из лидеров экозащитных движения« Зеленый лист »Владислав Балинский. Именно он одним из первых начал бить тревогу, узнав о ситуации в Горсаду.

Кроме береговой линии, добавляют активисты, активно пытаются застраивать и исторический центр Одессы. И речь здесь не только о Городской сад.

«Также проблема – это исторический центр. И не только центр города, но и Французский бульвар. Там опасно строить, потому что рядом оползнеопасных склонах. А по исторической Одессы – она ​​испорчена высотками Аднана Кивана. Они стоят на площади Льва Толстого и на Большой Арнаутской. И эти застройки заложили фактически в дни евромайдан. Пока мы были на протестах, Киван, который был в фаворе у местных властей, начал строиться. И продолжал это делать и после смены мэра и руководства области. Впоследствии, правда, его заменил Галантерник », – говорит активистка Валентина Мазепа.

Однако, застраивать земли санаториев, и исторической части Одессы начали задолго до евромайдан. Активисты- «старожилы», которые длительное время воюют с незаконными застройками, отмечают – проблема зародилась за мэра Эдуарда Гурвица.

«Администрация Гурвица эти застройки ставила себе в заслугу – мол, они первые в Украине разрешили что-то возводить в историческом центре города. Ко всему, были планы и по застройке рекреационных зон. Гурвиц сказал, что за счет этих строек город сможет позакрывать муниципальные кредиты, которых Одесса себе понабирала. Впоследствии в кресло мэра Гурвица сменил Руслан Боделан. Именно при его каденции городской совет отменил Генеральный план города, принятый еще в 1989 году. Таким образом начали реализовываться планы застройки рекреационных зон. Чтобы хоть как-то решить этот, приняли документ под названием «Правила застройки и использования прибрежных зон», – говорит Юрий Никитин, руководитель общественного движения «Сохраним Одессу сами».

Его коллега Валентина добавляет – за Боделана появились планы застройки высотками прибрежной зоны, в частности – известной в Одессе «Трассы здоровья». В данном случае, по предварительным подсчетам, речь идет о 20 га зеленых насаждений. А разрешение на это выдавал якобы сам мэр. После Оранжевой революции власть изменилась, местные активисты возлагали большие надежды на решение проблемы. Однако господин Гурвиц, который вновь вернулся в кресло мэра, решил дать проекту зеленый свет.

«Мы думали, что Гурвиц запретит застройку. Однако он поступил иначе. По Боделана был план возвести на «Трассе здоровья» 20 высоток по 10 этажей. За «новой» власти проект переиграли – появились планы на 10 высоток по 20 этажей. Таким образом у мэра решили сохранить зеленые насаждения. К счастью, реализоваться этому проекту не суждено – начался кризис 2008 года и он свернулся. Но опасность еще остается, поскольку эта земля продана. В последнее время на нее также появились определенные проекты. Уже начали ходить слухи, что там планируют построить автостраду вдоль парка », – говорит Валентина Мазепа.

Фактически, при отсутствии основного документа о развитии города различные строительные компании получили широкое поле для возможностей. Местные активисты говорят: несмотря на то, что Кабмин обязывал город утвердить новый Генплан до 2004 года. Презентация предварительного проекта состоялась в 2003 году. А первый вариант община увидела только в 2008 году. Однако и после этого его не принимали в течение нескольких лет.

«То, что мы увидели в том проекте было недопустимым. Скажем, по той документацией зеленые насаждения выводились из зоны рекреации. Были вопросы по исторической части города. Общественность начала протестовать, мы пытались заблокировать этот Генплан. Летом-осенью 2013 года у нас появились определенные надежды, поскольку местная власть смогла создать комиссию, начались общественные слушания по этому проекту. Мы вносили свои идеи и коррективы. А потом были события весны-лета 2014-го. Ожидаемо, что никто не отслеживал внесении изменений в документацию. И в результате в 2015-м приняли Генеральный план развития Одессы. Без ряда важных корректив, которые мы нарабатывали все эти годы », – рассказывает Никитин.

Еще одна проблема города – зонирование. На основе этой документации должны выдаваться разрешения на то, что можно делать с землями города, а что – нет. Однако, и в этом случае в Одессе не все в порядке. Например, отмечают активисты, в плане зонирования отсутствуют целые категории земель. И в то же время, есть определенные определения, которые не поддаются толкованию.

«Использование планов территорий осуществляется только для уплотнения застройки. Подтасовываются параметры озеленения. Мы в течение 2016-го пытались протестовать против таких документов и пытались их усовершенствовать, однако тщетно. В результате не приняли критических поправок, которых мы требовали. И в то же время, произошли удивительные вещи. Например, в проекте зонирования появились несуществующая, намытая береговая линия », – рассказывает Балинский.

«В проекте зонирования действительно появились несуществующий намытый берег, который физически находится под водой. Таким образом местные власти разрешили застройку берега до уровня воды. Также интересные вещи произошли с историческим центром. Для каждого города в плане зонинга должны быть земли историко-культурного назначения. Однако в документах такой категории не существует в принципе. И при этом появляется так называемый «общественный тип застройки». Однако что это такое – не известно. Ко всему, тот же план построения ТРЦ в Городском саду появился благодаря этим документам. Потому прописана возможность в парках размещать «административные здания» магазинов и развлекательных центров. И несмотря на то, что мы активно протестовали, эти документы приняли. Нам удалось разве убрать разрешения на рестораны на пляжах, заправки в жилых кварталах. Удалось также отстоять несколько парков и скверов.

Схемы и методы застроек

Отсутствие документации по зонированию и развития города, как уже упоминалось выше, позволила застройщикам если не изобрести, то наладить несколько схем, которые худо-бедно легализовали незаконные стройки в городе. Часть из них после принятия Генплана отмерла, часть наоборот – появилась. Благодаря им в свое время застроили то же парк Аркадия, возвели незаконную высотку рядом с ботаническим садом и в исторической части города.

«Побережье начали застраивать с 2001 года. Тогда Одесский городской совет дал согласие на разработку строительной документации для Аркадии. Также разработали гибридную градостроительную документацию, не требовала общественных слушаний. В результате появилось такое определение, как «рекреационно-жилая застройка», которая не предусмотрена законодательством. Также горсовет дал разрешение на изменение целевого назначения земельных участков. Здесь в первую очередь речь о санаторные земли. И в результате эти территории застраиваются индивидуальными жилыми домами. А землю получали довольно известные и богатые люди. Там и судьи были, и прокуроры », – рассказывает Игорь Елин, местный журналист.

Он добавляет, что строительство на землях санаториев не в последнюю очередь также стало возможным благодаря акционерным обществам, которые были созданы после развала СССР.

«Когда принимали решение о разделе имущества между государством и общинами, имущество профсоюзов, которые были хозяевами санаториев, должно было отойти Фонда госимущества на определенный переходный период. Однако этого не произошло. Профсоюзы начали создавать акционерные общества, получали упомянутое имущество. Впоследствии с помощью коммерческих фирм там продавали небольшой объект на, скажем, 10 квадратных метров. Затем заключался фиктивный договор на реконструкцию, подписывался акт приема-передачи имущества. Ожидаемо, работы не велись, однако на бумаге у фирм появлялась возможность через суд требовать компенсации на миллионе. Ожидаемо, у акционеров санаториев таких денег не было. Поэтому рассчитывались они собственным имуществом », – продолжает Елин.

Другие активисты добавляют – существует еще несколько схем, подобных по сути, но различных по форме легализации таких построек. Наиболее популярными называют две: «инвалидную» и «туалетную». Суть второй довольно проста – фирма-застройщик получает контракт на реконструкцию определенной здания, в нашем случае – туалета. Однако попутно компания получает огромный кусок земли, который якобы необходим для проведения работ. Пока происходит «реконструкция» – появляется бетонно-стеклянный монстр. Который впоследствии легализируют через суды. «Инвалидная» схема похожа.

«По этой схеме у нас появилось строительство ЖК Гринвуд, которым занимается компания, аффилированная с господином Галантерником. Все начиналось довольно просто: рядом с санаторием Чкалова была какая-то небольшая здание, котельная, кажется. Там какое-то себе общество инвалидов снимали комнату. И однажды они начали искать себе мецената, чтобы тот поднял им рекреационный центр для реабилитации. И нашли. В результате вместо рекреационного центра там возникла монструозное высотка. Прямо рядом с Ботаническим садом », – рассказывает Никитин.

По схеме «реконструкции» в Одессе застроили и парк «Аркадия». Активисты из «Зеленого листа» говорят, что с начала по планам там должны были провести ремонт центральной аллеи и провести благоустройство с обустройством парковок и водоотведения. И под это застройщик получил около 2 га территории. В то время как сама аллея, уверяют активисты, не дотягивает и до 1 га.

«Нам показали проект, на котором изобразили чуть не Сады Семирамиды – кругом должны быть фонтаны и зелень. Проект согласования не проходил. Государственная архитектурно-строительная инспекция отменила разрешение на него. И в тот же день выдал разрешение на строительство гостиницы. И вся территория вокруг уже стала прилегающей к нему. Благодаря этому разрешение на работу начались чуть ли не 1 января 2013-го. Истребили зеленые насаждения, которые принадлежали объекта культурного наследия – парке «Аркадия». Который, ко всему, взял под свою охрану облисполком. Этот же парк был изображен на историко-архитектурном опорном плане, который является обязательным для исторических городов, как Одесса. Что важно – этот план в итоге не вошел в перечень документации Генерального плана, но это отдельная тема. Поэтому, в результате одесситы получили бетонные джунгли с магазинами и аквапарком. Хотя по документам на их месте до сих пор существует парк. И ни прокуратура, ни полиция не могут проверить, что парк уничтожен. Не могут узнать, кто вырубал деревья, кто строил. Хотя уголовное производство открыто еще 2013 года », – рассказывает Елин.

С культурными памятниками, отмечают активисты, схема еще проще.

«Например, существует архитектурный памятник. А в ней существует объект охраны: камин, лестница, люстра – что угодно. Приезжает комиссия, проводит исследования и не видит памятник. В результате дается разрешение на фактическое уничтожение памятника архитектуры. Поскольку, если нет объекта – и нечего охранять. С 2002 по 2008 год в Одессе из реестра таких памятников вывели более сотни объектов. А за все время независимости около 300. Разрешение на работы должно выдавать Министерство культуры. Однако они, как правило, выдают отписки типа: «Мы не имеем полномочий вам разрешать строительство» – говорит Никитин.

Активисты пытались отстаивать исторические здания, иногда на их сторону становились даже чиновники. Однако и этот опыт трудно назвать успешным. Скажем, в свое время произошло противостояние активистов и чиновников против двух проектов застройщика Кивана. По первому дом-небоскреб должен сводиться в переулке Толстого. Там стояли провиантские склады Порто Франко – не последний единственный материальный объект тех времен. Другая высотка – на Большой Арнаутской. Обе проектные здания были высотой 65 метров, хотя там действует ограничение в 21 метр. В «Сохраним Одессу сами» рассказывают, что во время заседания градостроительного совета областное управление культуры и наследия протестовало против разрешений на такие строительства. В результате совет распустили, за несколько часов собрали новый состав, который все согласовал. А потом проекты утвердила сессия горсовета.

Что будет с Городским садом

Сейчас же активисты надеются, что они таки смогут отстоять центр города и не дать свести восьмиэтажное «административное здание» торгово-развлекательного центра. На вновь открытой для одесситов территории несколько недель подряд проводят субботники и попутно будут большие планы по превращению запустела клочка Горсаду на культурное пространство. Но без рядовых одесситов этим планам вряд ли удастся сбыться. Потому что, как отмечают местные активисты из разных организаций, люди готовы выражать возмущение в интернете, однако не всегда готовы присоединиться к протесту и выходить на улицу. Свое здесь играет и осторожное отношение к различным общественных движений и организаций (часть из которых вполне заслуженно связывают с мэром Трухановым, в том числе и из-за их участие в разгоне антитруханивського площади осенью 2016-го), и определенная инертность. Ко всему, из-за беспрецедентных обвинения активистов в организации массовых беспорядков внимание и общественности, и самих активистов, несколько распылена. К тому же, после столкновений возле Летнего театра под местной прокуратурой собрался протест, участники которого требуют освобождения председателя одесской прокуратуры. Поэтому тема Городского сада и планов по его застройки отходит несколько на второй план. Что, несмотря на печальную судьбу парка «Аркадия», уже застроенного, заставляет смотреть на ситуацию пессимистично. Разве что сами одесситы смогут не дать заговорить проблему и, по крайней мере пока, собственными силами отстоять один из древнейших скверов города. участники которого требуют освобождения председателя одесской прокуратуры. Поэтому тема Городского сада и планов по его застройки отходит несколько на второй план. Что, несмотря на печальную судьбу парка «Аркадия», уже застроенного, заставляет смотреть на ситуацию пессимистично. Разве что сами одесситы смогут не дать заговорить проблему и, по крайней мере пока, собственными силами отстоять один из древнейших скверов города. участники которого требуют освобождения председателя одесской прокуратуры. Поэтому тема Городского сада и планов по его застройки отходит несколько на второй план. Что, несмотря на печальную судьбу парка «Аркадия», уже застроенного, заставляет смотреть на ситуацию пессимистично. Разве что сами одесситы смогут не дать заговорить проблему и, по крайней мере пока, собственными силами отстоять один из древнейших скверов города.
https://golosodesa.com.ua/

Подольская правда