«Все произошло само собой…»

«Все произошло само собой…»

Митрополит Онуфрий очень редко выходит в публичное пространство. Например, относительно того, каков сейчас статус объединения, им возглавляемого, что на самом деле означают решения, которые под его председательством принимали еще в конце мая и почему их до сих пор официально так и не обнародовали — он до сих пор ничего толком не сказал. С прессой он не общается, интервью не дает – возможно только специально заранее подготовленным лицам. Нет времени и желания у него говорить с украинским обществом. Он его все равно не слушает. А оно уже, судя по социологии, не очень хочет его слышать.

Однако для российских военнопленных время у митрополита нашлось. И что же услышали от него пришедшие нас убить?

1. «Получилось так, как получилось… зло произошло…»

То есть все произошло само собой, виновников нет. Как стихийная беда, к последствиям которой никто не причастен. Вот старались-старались главы МПвУ три десятка лет, чтобы Украина покорилась «русскому меру», чтобы здесь любили Москву как «Третий Рим», чтобы верили в выдумки о «неделимой Святой Руси», чтобы не сопротивлялись оккупантам, а цветами их встречали — а не получилось. Сопротивляются. Сражаются. Пушки не молчат. Русский корабль – пошел ко дну, и не один… «Получилось как получилось» – звучит из уст Онуфрия как оправдание перед теми, кто пришел нас пленить. Не с цветами вас встретили, а вот как, простите…

2. «Хочу пожелать, чтобы Бог хранил вас, всех людей, находящихся на поле брани».

Официально в МПВУ возмущаются, что Кирилл Гундяев благословляет российское войско убивать украинцев. Но вот и митрополит Онуфрий желает оккупантам Божьей охраны.

Ни слова о зле, которое они принесли. Нет слова призыва к покаянию за убийства и разрушения. Ну, действительно: если все произошло само собой, то эти военнопленные, как и российские воины «на поле брани», их коллеги – «не виноваты».

3. «Чтобы народы, вышедшие из единой купели Крещения, воевали друг с другом – это позор». «Ганьба» – не это, а лукавство, которого не должно быть в словах пастыря.

Нет никакого друга с другом. Такие слова – фактически формула гражданской войны, кремлевский нарратив, который, кстати, и лично Онуфрий продвигал, рассказывая о именно такой – «гражданской» – войне в своих немногочисленных интервью.

На самом деле Россия воюет ПРОТИВ Украины. Россия напала на Украину. Россия оккупировала часть территории и хочет оккупировать еще больше.

Как только Россия покинет нашу землю и вернется к границам, соглашение о которых она сама и подписала – война завершится.

А выражение Онуфрия уравнивает две стороны, как будто бы все равно виноваты, или все равно невиновны. Хорошо, что хоть о «безбожном Западе» не вспомнил, какой «друг с другом» нас «посварил». Не упомянул. Но верно подумал.

— Как видим, только в адрес Украинской Церкви, украинской власти, украинских патриотов, борющихся с засильем «русского мира», у главы МПВУ и его подчиненных — неограниченный запас громов и молний, ​​крутых эпитетов и гневной риторики.

Когда же речь идет о России и всем, с ней связанном — то даже после того, что она сделала, выражения Онуфрия и окружения — максимально округлые, расплывчатые и убаюкивающие. «За все хорошее и против всего плохого».

А хуже всего то, что это они считают своей силой – «громко молчать». «Сидеть против войны» и «не становиться политиками», называя Путина антихристом, в Россию – империей зла.

Архиепископ ЕВСТРАТИЙ ЗАРЯ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.