Время Бандеры давно прошло!

Современный апофеоз культа Бандеры в Украине – это наиболее успешная, коварная и стратегическая операция Лубянки за все время существования ЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ

Если меня спросить, как я отношусь к Степана Бандеры, наверное, я отвечу: сдержанно положительно. Он – точно не мой герой, но мне вполне понятно, что в такое время и в таком возрасте, в который Бандера попал в водоворот национально-освободительной борьбы, он почти обречен стать именно таким радикалом-экстремистом, каким он вошел в историю.

В конце концов это фигура из длинного ряда революционеров-радикалов, творивших историю ХХ века. Российские большевики, итальянские фашисты, германские национал-социалисты, радикальные сионисты, кубинские революционеры, ирландские и баскские националисты и даже южноафриканские борцы против апартеида. Всех их объединяло две вещи: вера в насилие как приемлемое средство политической борьбы и претензия на эксклюзивность своего видения будущего. Иными словами, их мировоззрение основывалось на двух основополагающих принципах:

Кто не с нами, тот против нас. Большая цель оправдывает все средства ее достижения. В межвоенное время, когда Бандера вышел на историческую сцену, эти принципы были скорее мейнстримом, а не девиацией. И потому неудивительно, что молодой человек воспринял и практиковал террор как средство политической борьбы не только против поляков (атентат Перацкого) или советов (убийство Майлова), но и против украинцев, придерживавшихся альтернативного взгляда на украинское дело.

Не мне судить человека, готового наложить собственной жизнью в борьбе за украинскую государственность как она ее понимала. Несмотря на то, что мне глубоко чужды методы политической борьбы, которые практиковал Бандера, я считаю, что Степан Андреевич точно заслужил раздел в учебниках украинской истории и место в пантеоне борцов за украинскую государственность. В конце концов, террор был (и остается) слабым оружием далеко не только в украинском контексте…

Но я убежден, что современный апофеоз культа Бандеры в Украине – это наиболее успешная, коварная и стратегическая операция Лубянки за все время существования ЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ. И далеко не только потому, что глорификация Бандеры отравляет отношения с нашими зарубежными друзьями: Польшей и Израилем прежде всего, но не только. Она разрушает изнутри украинское дело как таковое. Ибо борьба за государственность и развитие государственности – это две кардинально отличные стратегии.

Борьбу за независимость определяет эмансипационный нарратив. По своей сути он напоминает юношество: человек стремится доказать себе и родителям, что он может жить и поступать как ему вздумается. Так и нации: в какое-то время они перерастают эмбриональное развитие в имперском лоне и стремятся родиться на свет. Для этого необходима максимальная мобилизация широких масс, жертвенность и сплачивание вокруг идеи независимости. Все, кто выступает против независимости (разногласия могут быть только тактического характера), – враги. Это по своей природе эксклюзивный нарратив: нация (как и конкретная личность) сплачивается вокруг ощущения своей иной, отдельности, эксклюзивы из большего общественного и государственного (как правило имперского) тела.

Но как только государственность становится фактом, эксклюзивию должна заменить инклюзия: все, кто не против независимости, все – наши. Все – сограждане, члены той же политии, даже если их видение содержания и развития государственности кардинально отлично. Бен Гурион чертом дышал на Менахема Бегина, последователя Жаботинского и руководителя радикальной боевой организации (что-то вроде ОУН(б)) «Иргун», между бойцами «Хаганы» (которая подчинялась Бен Гуриону) и «Иргуны» не раз. (!!!) Бегин стал депутатом первого Кнессета и шестым Премьер-министром Израиля, а не политическим эмигрантом или политзаключенным в еврейском государстве. Ибо даже для такого ярого и авторитарного лидера, как Бен Гурион, было понятно: политические оппоненты – это не враги, а союзники в борьбе за независимый Израиль.

Извините, но не могу представить Мельника и Бульбу-Боровца (не говоря уже об умеренных украинских деятелях) в парламенте Украины, в которой победил Степан Бандера…

И потому современная глорификация Степана Бандеры очень контрпродуктивна для украинского дела. Потому что она переносит императив борьбы за украинскую государственность («Обретешь Украинское Государство, или погибнешь в борьбе за Нее!») во внутриполитический дискурс и тем самым разрушает национальный компромисс, который и является самой мощной гарантией нашей независимости. За украинскую государственность нужно быть готовым умирать и убивать (проверено на практике в 2014-20 годах), но убивать и умирать за свое эксклюзивное видение Украины, содержательного наполнения этой государственности – это кратчайший путь в Руину. В конце концов мы это проходили и во второй половине 17 века, и в течении Освободительной борьбы века 20-го. Оба раза непримиримость украинских гетманов и вера в эксклюзивность своей правды завершалась для Украины руиной и желанием посполитых обрести стабильность в объятиях Московии…

Глорификация Бандеры – это саморазрушение украинской политической нации изнутри. Не зря наиболее ярыми «бандеровцами» в современной Украине является экс-коммунистка Фарион t.ly/8fSj, и политический порученец (и, вероятно, иждивенец) Кривецкого-Пупса Олег Тягнибок. Помните принцип радикалов: большая цель оправдывает какие-либо средства ее достижения? Величие цели «Свободы» и ОУН обычно не сравнить, как и масштаб личности Бандеры и Тягнибока. А вот абсолютная неразборчивость в средствах осталась…

Итак, Степана Андреевича следует вспомнить незлым благодарным словом в учебниках истории и найти ему подходящее место в национальном пантеоне борцов за украинскую независимость. Он этого однозначно заслужил.

А вот с современным культом Бандеры, «бандеризацией» современного украинского дискурса, любой сознательный украинский патриот должен изо всех сил бороться. Ибо под личиной мобилизации украинцев на борьбу против российского нашествия, современный «бандеризм» вносит в украинскую политику нетерпимость к оппонентам, нездоровую веру в единоправильность своего видения Украины, легитимацию насилия как приемлемого способа политической борьбы и абсолютную неразборчивость в средствах достижения политических. В этом смысле Петр Порошенко – архетипическая выразительница современного бандеровства. Которое, в отличие от самого Бандеры, готово класть на алтарь своей борьбы чужие жизни, но не готовое – свои собственные.

Положив Степана Андреевича в национальный пантеон борцов за украинскую государственность и отдав ему должное уважение, нам очень нужно искать другие примеры для подражания в строительстве этой государственности. Мудрых, стратегических, по которым движет любовь к своему, а не ненависть к чужому. Которые должны талант строить, а не убивать.

Но в этом есть основополагающая проблема: равняться на Бандеру гораздо легче, чем равняться на Шептицкого. Исповедовать декалог украинского националиста гораздо проще, чем пытаться жить так, как проповедовал Митрополит Андрей или завещал Василий Стус:

«Если ты озлобишься, когда поверишь, что мир жесток, и чтобы жить в нем ты должен стать злым, мир закроется от тебя, ибо твоя жестокость превратит широко открытые в мир глаза в бойницы ненависти, из которых она будет струиться к миру. Тогда и от мира ты будешь иметь то же самое. Несмотря на всю несправедливость, нужно уметь любить, верить, сохранять надежду, потому что наш мир хорош, но ограниченность человеческих взглядов исказила его в нашем восприятии. Знай это, или, пока, верь».

Любить всегда труднее, чем ненавидеть. Но мы не для того такой дорогой ценой разгрызали пуповину, что объединило нас с русским миром, чтобы построить на украинских территориях ресентиментный украинский «мирок», в котором вместо окон – бойницы. Удушающую атмосферу имперского влечения было смысл оставлять только при условии, что мы можем не просто перекрасить наш советский вагон в желто-голубой цвет, а создать по существу альтернативу России. Способны вместо провинциального недо-рима построить на берегах Днепра «русский Иерусалим», который веками прозревали наши предки как настоящую миссию Украины… Впрочем, чтобы строить украинский Иерусалим, нам нужно подражать – как бы трудно это ни было – Шептицкого и Стуса, а не строить Украину по рецептам Степана Бандеры. Его время давно прошло…

Геннадий ДРУЗЕНКО «Главком»