Site icon Черниговская правда

.. Вот такое, уже и Шендерович

..Вот такое, уже и Шендерович

Я бы мог, конечно, напомнить на каком вопросе заканчиваются русские либералы. Или пригласить обоих достойников съездить в Бучу. Но я не буду.

Задам только один, детский вопрос: а зачем вообще украинцу русская культура? Я могу понять русских либералов: для них это «наше все». А украинцу она зачем?

Стать более культурным? Но ведь есть неизведанный океан мировой культуры, к которой даже только прикоснуться жизни не хватит.

И поверьте мне, русскоязычному когда-то россиянину, который в молодости восхищался Достоевским, обожал Булгакова, запоем читал Битова, Маканина, Анчарова, мог не запираясь назвать фамилии 20 современных русских поэтов и по несколько раз подряд смотреть фильмы Германа. моему слову: русский не самая величественная из культур в мире.

Я ничего не имею против телесериалов о жизни россиян вроде «Строговых», «Сибири», или «Тени исчезают в полдень». Я признаю талант Шукшина, Распутина, Астафьева, рассказывающих россиянам о России. Это – действительно русская национальная культура.

Но когда русская культура начинает кормить имперскими мировоззренческими мифами украинцев, это уже не русская литература, это вывеска над входом в тюрьму народов.

И речь даже не о каких-то политических нарративах Достоевский – это ведь не только идеология русского мира. Это было бы полбеды. Федор Михайлович во всем своем творчестве учил смиряться с рабской судьбой, принимать несправедливость без ропота, не пытаться изменить мир. Достоевского называют великим гуманистом, но ведь он вовсе не гуманист, пишет Освальд Шпенглер, потому что в его романах вы нигде не прочтете о, скажем, правах женщин, или 8-часовом рабочем дне для рабочих, который бы мог дать им время для культурного развития.

Весь гуманизм Достоевского кроется в трех словах: «Терпи, молись и не выдвигайся». В общем, Достоевский — это что-то очень далекое от жизни. Если кто-то читал Бахтина, то вспомнит, что у Достоевского почти нет портретов его героев и совсем нет пейзажей. Его персонажи как родившиеся виртуальные фантомы живут и умирают в голове самого Достоевского, в каком-то шизофреническом многоголосии собственных сущностей.

Российские писатели конца ХХ века так же жили и приглашали жить в выдуманном мире, которого никогда не существовало. Во вторичном виртуальном слепке из того, что когда-то было реальностью, в мире, построенном на аллюзиях и реминисценциях русской литературы.

Ее герои либо рефлексируют по поводу собственной измены, либо стегиваются из реальности, которую органически не воспринимают как реальность, стегиваются исключительно у эзопов способ- как тот же Шендерович и иже с ним. Страшно далеки все они от народа

Андрон Кончаловский, когда еще не был служителем у Путина, сделал интересный вывод из истории классической русской культуры — ее потребителем является тоненькая и почти прозрачная прослойка так называемых «европейских русских». А 99% русского народа эта культура не нужна, он живет в невежестве. темноте и пьянстве – и горя не знает. А если она, эта культурная химера, даже русскому народу не нужна, то зачем это украинскому народу? С какой такой стати?

Пусть россияне носятся со своими рефлексиями, со своими вечными вопросами: можно ли зарубить топором бабушку, которая дает деньги под процент, чтобы доказать, что ты не «лицо дрожащее, а имеешь право»? О том, считать ли героическим поступок Настасьи Филипповны, сожгившей в камине 100 тысяч рублей (а сейчас это были бы миллионы) чужих денег? И стоит ли использовать в отношениях с соседями России знаменитый принцип Карандышева: «Так не доставайся же ты никому»?

В реальности героев, которых описывает русская культурная традиция, никогда не существовало и не могло существовать. Это герои некоего вневременного рускомирского континума, с выхолощенными, книжными мыслями и книжными мечтами. Этакая игра в бисер.

Русские либералы любят брать с них пример, убивая время, вместо того, чтобы как-то действовать — на сплошные философские дискуссии, похожие сплошь и рядом на болезненное многоголосие в голове Достоевского.

И обижаются потом, что мы не хотим разделить с ними судьбу совместного бурления в этой эпилептической голове. Понимают ли русские либералы, что станут настоящими европейцами (к чему все они так стремятся) только когда избавятся от оков русского мера?

Впрочем – оставим им их. Они имеют право вариться в собственном цивилизационном автоклаве, убеждая себя в том, что они, и являются настоящей элитой русского народа.

Нас ожидает большая европейская культура. Это замечательная страна странных миров и реалий, раскованной мысли, где свобода – это свобода постоянного творения, а не свобода – безделье. Где ценятся не «лишние люди», а Люди, стремящиеся делами своими приблизиться к Богу, потому что созданы по образу Божию. Люди, которые совершают ошибки, терпят поражение, но и радуются победам. Не рабы Божии, а вольные дети Господа, по собственной воле и безудержному влечению к знаниям.

Ну-ка, вперед!

Евгений ЯКУНОВ

Exit mobile version