Влюблен в странствия: к 154-летию со дня рождения Михаила Коцюбинского

Закоханий у мандри: до 154-річчя від дня народження Михайла Коцюбинського

«Коцюбинский […] был рожден для красоты, для хорошего посева на всечеловеческом поле» (Михаил Стельмах).

17 сентября – это особенный для нас день: сегодня мы чтим память непревзойденного мастера слова, утонченного эстета, залюбленого в красоту мира, озаренного солнцем, от дня рождения которого исполняется 154 года, – Михаила Коцюбинского.

Время быстротечно и беспощадно, его не изменяет рука, когда он упорно стирает из памяти лица и даты, безжалостно отдаляет нас от тех художников, которые уже давно принадлежат не нашей эпохе, а вечности. Недаром Джозеф Эддисон, английский писатель и общественный деятель, говорил: «Время мне представляется необъятным океаном, поглотившим многих благородных писателей, причинил аварии иным, а некоторых разбил вдребезги». Но все же на скрижалях нашей истории остаются имена тех гениальных творцов, которым суждено вечно жить в сердцах людей. В таких создателей принадлежит и Михаил Коцюбинский, произведения которого не теряют своей актуальности, закохуючи в себя все новых и новых читателей. Поэтому его по праву можно считать нашим современником, ведь время не имеет над ним власти.

Михаил Михайлович был чрезвычайно требовательным человеком (как к себе, так и к другим), в его личном мире не существовало компромиссов и полутонов, когда речь шла о сферу эмоций и чувств. Его натура требовала водоворота мыслей, новых впечатлений, устремлений, поисков вечного и прекрасного, именно поэтому обыденность для души художника была ядом, а спокойное, размеренное существование – тюрьмой. Очень метко такую особенность психики писателя описал в воспоминаниях о Коцюбинского Михаил Могилянский, подчеркивая, что натура художника требовала «полноты жизни»; ей была свойственна «неиссякаемая жажда смены впечатлений». Поэтому не удивительно, что одной из самых больших страстей Михаила Коцюбинского стали путешествия – посещение экзотических мест и краев, которые исцеляли усталую душу творца и дарили ему материал и желание писать.

Фундамент такого увлечения Н.Коцюбинского был заложен, видимо, еще в детстве (все мы «родом из детства», не так ли?). Отцу будущего писателя, Михаилу Матвеевичу, приходилось часто менять место работы: имея воспалительную и неудержимую натуру, он не мог терпеть притеснений от начальства и не реагировать на мучительную несправедливость; будучи чрезвычайно честным человеком, он хотел защищать то, во что верит. Вместе с ним «путешествовала» селами, городами и городками Подолье, конечно, и его семья. Возможно, именно тогда маленький Миша подобрал вкуса в путешествиях, а постоянное сидение на узлах привило отвращение к статичности жизни. Пусть там что, а годы летели быстро, и после окончания Шаргородского духовного училища судьба подготовила для юноши работу на педагогической ниве, которая также не предусматривала размеренной жизни – Коцюбинский стал домашним учителем и давал частные уроки детям из состоятельных семей. А потом его ждали Бессарабия и Крым, став отдельной страницей в биографии художника и поспособствовав эволюции творчества Михаила Михайловича. Пять лет своей жизни он посвящает работе в специальной комиссии, созданной правительством для борьбы с насекомым-вредителем филлоксерой, что дает ему возможность исследовать неизвестный и экзотический мир людей других национальностей, а именно татарской и молдавской. Крым по-настоящему влюбил в себя писателя, очаровав красотой тамошней природы и колоритными местными обычаями и традициями. Коцюбинский пишет в письме товарищу: «Крым произвел на меня такое сильное впечатление […], что я ходил здесь как во сне – и только теперь, через 3 недели, оправившись немного и привыкнув, смог взяться за перо…». В крымский период появляются произведения «В узах шайтана», «На камне», «Под минаретами», которые показывают рост писательского мастерства.

Так, путешествия М.Коцюбинского подарили нам, читателям, немало непревзойденных произведений, но, наверное, еще большей по объему эпистолярное наследие художника. Посещая различные страны Европы, свои впечатления Михаил Михайлович отражал в многочисленных письмах, которые больше похожи на художественные полотна: читая их, погружаешься мыслями в ту атмосферу и осматриваешь глазами автора окружающую красоту. И в такие моменты действительно чувствуешь, что Коцюбинский – не просто хороший пейзажист, а Художник, который «имеет немного другие глаза, чем другие люди, и носит в душе солнце, которым обращает мелкие дождевые капли в радугу, вытягивает из черной земли на свет божий цветы и превращает в золото черные закоулки мрака». Коцюбинский «Паутина»).

Стоит отметить, что поездки за границу были не просто одним из увлечений писателя, его «причудой», но и жизненной необходимостью, поскольку Михаил Михайлович имел слабое здоровье, и врачи советовали ему время от времени посещать южные края – его организм нуждался теплого климата. Ухудшение состояния здоровья художника вызвала тяжелая и нервная работа, пребывание под постоянным поліційним наблюдением, семейные неурядицы, усталость от активной общественной деятельности. М.Коцюбинский был чрезвычайно истощенным как физически, так и морально. Именно поэтому в 1905 году писатель был вынужден отправиться в заграничную поездку, которая продолжалась два месяца и охватила такие города, как Краков, Берлин, Дрезден, Рим, Неаполь, Флоренция, Милан, Берн, Люцерн, Вена, Женева и др.

В середине 1909 года.Коцюбинский снова вынужден был выехать за границу для лечения и отдыха. Через Львов, Краков, Вену, Венецию, Флоренцию дорога художника пролегала на остров Капри – известный климатический курорт того времени, который одновременно был и художественной Меккой: здесь отдыхали художники из разных стран. Михаил Михайлович знакомится с представителями русской интеллигенции, в частности Максимом Горьким, Иваном Буниным, Ильей Гінцбургом. Чарующая Италия, наверное, больше за другие страны пленила сердце усталого путника: он еще дважды возвращался на остров Капри для поиска «intermezzo» и душевного исцеления. Находясь на курорте, Михаил Коцюбинский очень скучал по родным, просил их писать ему чаще и отправлять фотографии. И сам он писал им письма чуть ли не каждый день, подробно описывал увиденное им на острове, заставляя их отправиться в виртуальное путешествие. Исследователь Владимир Панченко подчеркивает, что «письма 1905-1912 гг. – это и есть калейдоскоп впечатлений, полученных в путешествиях. Дрезден с его знаменитой галереей, катание на гондолах в Венеции, антиквариат и живопись в магазинах и музеях Рима, похожий на “цыганский табор” Неаполь, Везувий и Помпея, чудо-собор в Милане, Женева и Шильонский замок – все это было увидено Коцюбинским и хотя бы кратко описано в его письмах и открытках, отправленных жене в Чернигов».

Конечно, писатель посещал не только экзотические края, он также не забывал и про родные места, и еще одной страстной любовью М.Коцюбинского была Гуцульщина. Этот «роман» начался в 1910 году, когда Михаил Михайлович по приглашению Владимира Гнатюка, возвращаясь из Италии, посетил село Криворивню на Прикарпатье. Гуцульщина очаровала Коцюбинского. Это был действительно особый край – край других традиций, в котором тесно переплелись элементы христианского и языческого мировоззрения. «Если бы вы знали, какой это удивительный, почти сказочный уголок, с густо-зелеными горами, с горными реками, которые вечно шумят, чистый и свежий, будто вчера родился. Костюмы, обычаи, весь жизненный уклад гуцулов-номадов, которые проводят все лето со своими стадами на верховинах – настолько своеобразны и живописны, что чувствуешь себя перенесенным в какой-то новый неизведанный мир» – пишет он в письме к Максиму Горькому. И эта большая любовь подарила миру «Тени забытых предков» – литературный шедевр, которому суждено было стать жемчужиной киноискусства.

Итак, путешествия – это отдельная и очень важная страница в жизни Михаила Коцюбинского, благодаря которой мы имеем возможность наслаждаться изысканными художественными описаниями в новеллах и письмах Великого Жизнелюба. А завершить хотелось бы словами Павла Тычины: «Михаил Коцюбинский напоенный соками богатейшей земли своей – и через это он стал бессмертным: великие светочи человечества давно уже расступились, чтобы дать место и ему в шеренгах борцов, мыслителей и искателей правды».

Оксана Марко, научная сотрудница Черниговского литературно-мемориального музея-заповедника Н.Коцюбинского