Византийская область биографистики

Византийщина биографистики

Об украинской художественной биографике, и не только.

В первой книге воспоминаний Михаила Слабошпицкого «Протирание зеркала» (2017) напечатаны два письма Шереха к нему (переписка по поводу выдвижения Шереха на Шевченковскую премию и не получение ее в 1994 году). Так вот, во втором письме Шереха от 16 ноября 1994 г. есть такие соображения в ответ на признание Слабошпицкого, что он работает над биографическим романом о Тодосе Осьмачке: «С Осьмачкой я не раз встречался в 1943-1944 гг., изредка — позже. Но говорить с ним на литературные темы было сливо невозможно, он не признавал никого и ничего, кроме себя. p>

Вы правы, биография может заслонить или затенить творчество, отделить друг от друга стоит много усилий. Я имел эту проблему, когда писал о Стусе (и не только я). А что теперь делают с Хвылевым, с Довженко, особенно уж с Ольжичем… Все в стиле византийских житий святых». А по поводу непразднования Шереха Шевченковской премией 1994 года, несмотря на то, что он не давал согласия на выдвижение, и хотел снять свою кандидатуру, это такой комментарий: «Я не пою в хоре. Мой голос – вокруг. Видеть то, чего не видят. Я хочу этого, и не могу иначе. Любомира Дмитрия теперь не вспоминают, а была у него хорошая строчка: «Чужих свадеб трезвый пир».

Согласитесь, таким пирам наград не дают. Голый король не дарит тому мальчику, что констатировал голость короля и не пел в хоре хвалителей королевской мантии. Таков мой Стус (несмотря на его мученичество), таков мой Ольжич (только «Подзамча»), моя Телига — альбомная барышенька, безгранично милая» (из письма от 28 июня 1994).

Что сделали «голые короли» Провозгласили Шереха своим Богом!Гениальное решение проблемы. b>Евгений Баран

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *