Веселые убытки на Андрея

Это было, говорят, в Карасовке. Жили там две сестры-погоды. Хороши, как вишенки. Уже школу заканчивали, а строгий отец от себя ни на шаг не отпускал. Ни на танце в сельский клуб, ни на улицу попеть с девушками вечером… В кино папа всегда сидел рядом. После фильма девушки и парни оставались еще погулять, а две сестренки с отцом шли домой. Сердились парни, а сделать ничего не могли. Разве что кто-то бросал вслед с насмешкой: «Повел конвоир арестантов…»

Как-то дедушка рассказал одному парню, как во времена его молодости парни отучали старше вредности. В ночь на Андрея, 14 декабря, сказал дедушка, молодежи сам Бог велел посмеяться над неприятелями. Бабам-сплетницам, бывало, окна снегом забросали под самую крышу или дверь замораживали. Тот, кто молодежные компании от своего двора прогонял, чтобы не шумели, после ночи Андрея снимал лавочку с вершинки яблони. Родители, не пускавшие дочерей погулять, искали свои калитки по кустам. Многое придумывали. Один дядя так досадил, что не стали и зимы ждать. В покос привез хозяин домой сено, сложил на чердаке, сам лег спать во дворе на телеге. Парни ночью телеги тихонечко выкатили и поставили среди реки. На рассвете дядя вскочил с телеги – и бултыхнулся в холодную воду! Воды в реке по колено, но с испуга как закричит: «Пробу! Наводнение!» Вот смеха было на всю деревню!

Ранним утром 15 декабря вышел отец двух красавиц из дома и опешил. Ни ворот, ни калитки – стоят сами столбы. Бросился он искать, пока никто не увидел. Побежал за хату, за хлев, за дровень – нет. Заглянул во дворы к соседям – нет. Осмотрел огород, не прикопали ли в снегу, – снег лежал ненарушенным. И нигде никаких следов. Целый день искал человек пропажу. Калитку нашел где-то в стоге сена, а ворота как сквозь землю провалились.

Искал несколько дней. Обошел всю деревню, облазил кусты вдоль реки, перетыкал железным прутьем все стога сена и соломы в селе и за селом, все сугробы снега… Ворот не было. Дома женщина ругает, дочки за спиной хихикают, собака весь день лает, корова мычит, что ее держат на привязи, куры в курятнике поднимают шум… И на улицу хоть не показывайся, женщины досаждают насмешками. «Сосед, это такая мода пошла, чтобы двор стоял настежь? Так хорошо теперь видно, что у вас делается…» «Что это у вас только корова припятая? Вы бы и девчонок на веревку и к крыльцу. Тогда точно на танце не пойдут!» «Кум, а вы пулемет уже купили? Когда придут сваты, вы пулемет на чердак – и отстреливаться…»

Пришлось дяде идти к парням и просить свои ворота обратно. – А девочек в клуб пускать будете? – Буду… – И на танце, и на улицу погулять? – Угу… – Ну, вы порядок знаете: ставьте магорич и забирайте ворота. – Да где же они?!! – Дядя, Вы со своих ворот в воскресенье два часа глаз не сводили. Они в клубе, за экраном стоят.

Так оно было чуть-чуть не так, того не знаю. Эта история облетела окрестные села, обрастая, как полагается подробностями, а я, как услышала ее от своей бабушки, так и записала.

Картина: Зима в деревне. 1969 г. Из этюда Куриленко Василия Елисеевича.

Источник: Мезин. Куриловка. Окрестности