В Репках «тракторные войска» вывозили российскую технику в лес

В Репках "тракторные войска" вывозили российскую технику=Россияне в Репках. Фото Общественное.Чернигов

— В самих Репках было меньше боевых военных, а больше военной полиции. Рогвардия. Русские, белорусы. Начальник  ФСБ — украинец, из Запорожья. По нашей информации, — вспоминает Сергей ГАРУС, председатель репкинского общества. — В первую же ночь, 6 или 7 марта, шесть машин кафиров попробовали колеса о ежи, которые набросали наши ребята. «Уралы», два топливозаправщика, другие бортовые. Некоторые по шесть колес умудрились продырявить. Россияне все покидали, поехали ночевать в Вишневое, там у них база была. А наши те машины по тракторам в лес затащили. Орки бы не нашли, сто процентов. Рашисты утром с БТРами приезжают. ни одной машины. Заявили: не будет нашей техники, начнем зачистку по дворам. Трактор наш, «Джон», фермера Вячеслава Мажуги, забрали, им их последнюю машину как раз тащили. Тракторист успел убежать. Решители разместились А на следующий день люди их выдавили. Собралось тысячи полторы у поселкового совета. После обеда начали в полиции выламывать окна, двери. Начальник российский уезжал, ему преградили дорогу.

Разозлился: «Завтра жду пять представителей власти у здания полиции». Мы подошли. Он говорит: «Возвращайте технику». И пообещал, что зачистки тогда не будет и никого не будут трогать. Решили отдать им те машины. А техника покоцана полностью, с надписями, что люди о них думают (ничего приличного). Пайки позабирали, топливо позливали. Какие-то машины на ходу, какие-то привлекли их же «Уралами».

Они: «А что за надписи?!»

Говорю :«Мы же их ночью не&охраняли».

Комплектом им сдали и договорились, что в центре комендатуры не будет, только блокпост.Орки поставили его на выезде из Репок, в сторону Чернигова. И каждый день в четыре мы встречались на мосту. Иногда и дважды в день. Многим нужно было в деревню съездить, забрать больных, родственников. Привезти роженицу, хлеб, молоко. «Быстрые» просили пропустить. Четырем машинам в день они позволяют уехать.

Переговоры проходили так: машину оставляли внизу и на мост поднимались пешком. Несли списки с номерами машин, маршрутом и целью поездки.

Например: «Репки – Буянки. Продукты забрать или лекарства привезти. И эти машины, но не все, россияне выпускали. Осматривали людей, проверяли телефоны. Смартфоны отдавали через день-два.

Глава общины на переговоры ездил каждый день. И с ним несколько представителей, которых выбрали люди. Их было восемь: бывший пограничник Александр Шульга, бывшие работники милиции Николай Короленко и Александр Крюков, экспредседатель районного совета Роман Шупель, бывшая и.о. о. председателя райгосадминистрации Римма Олексенко, учительница Татьяна Коваленко, фермер Вячеслав Мажуга, бывший начальник РЭСа Иван Тимошенко (теперь председатель профкома облэнерго в Чернигове). На куртки цепляли желто-голубые ленты, на случай, если оккупанты будут снимать на камеру.

— Хуже может быть, пожалуй, только смерть близкого человека,  — делится впечатлением от прохода российских войск Сергей Гарус. — Фсбшник один спрашивает: Как вы относитесь к Бандере? Иван Тимошенко говорит: Нормально. Он наш национальный герой! А тогда неделю боялся на мост выйти, — смеется Гарус. — Иван, как бывший начальник репкинских РЭС, руководил всеми подключениями. Договаривался с оккупантами, чтобы линии поключить, если село обесточено. Или просто зайти в РЭС, где они сидели, переключить с линии на линию. Затем убедили, чтобы они позволили вывозить на поля удобрения. Спрашиваю: Вы с кем воюете? С колхозниками? Трактор от танка отличить не можете? А кормить кто будет? И у них аргументов никаких не было, — вспоминает Сергей Владимирович.

Четыре фермерских и сельских хозяйства выезжали на поля, подкармливали озимые. Потому что орки не навсегда.

Россияне опасались.

Знали, что здесь много атошников, охотников. Вокруг леса, болота.

Каждый раз, как они в центр Репок заезжали, тысячаполторы собиралось. И вот благодаря нашим людям, которые постоянно были наготове, орки себя чувствовали в очень сжатых рамках. Технически пострадал у нас только райотдел полиции и РЭС, где они расположились. И немного подразделение СБУ.

Стояли в Большая Весь – Звеничев, оттуда обстреливали Чернигов. И из Осняков, из сада. В Вишневом, в свой штаб, вертолетами почти каждый день продукты сбрасывали. И забирали трупы своих в полиэтилене.

В селах орки кур ловили, вещи воровали. Машины «отжимали».

— Оружие в Репках сейчас не раздают? 

— Нет. У нас стоят военные, конкретные ребята. И это уже не 24 февраля.

Время Черниговский недавно писал о еще одной общине на самой границе с белорусией — Как живет Любецкая община сейчас?

Авторка: Ольга Гобанова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.