В оккупации баба Маша с сыном Дмитрием спасли раненого бойца, выдав за внука и племянника

В оккупации баба Маша с сыном Дмитрием спасли раненого бойца, выдав заника— Не боялись держать у себя военного?

— Надо же было его спасать. Хотя понимали с мамой, если орки узнают, что он боец ​​ВСУ, расстреляют всех, mdash; вспоминает Дмитрий Напалько. — Вывезти его — никак, село в оккупации. Даже за двор запрещалось выходить. Стреляли, кого видели.

Россияне боялись ДРГ, поэтому по одному никогда не ходили. Говорили нацепить красную тряпку на калитку и написать: «Дети». Мол, меньше заходить будут. И где там. С проверками по пять раз в день лезли. Сразу забрали телефоны у всех.

Старенький кнопочный спрятал и из него звонил родным. Хорошо, что я не успел подстричься, лохматый ходил. И Ярик, наш боец, так же, лохматый и с красивой щетиной. Отрастил, пока в полях был. Бомж бомжом. А орки искали стриженых и бритых. Потому что считали, что военные ВСУ именно такие.

Переворачивали все не только в доме, но и на чердаках и в подвалах. Удивляюсь, как в хлев не поперлись. После ухода насчитал в стенах 12 дыр от обломков. Чудом скот не задел. Мамка после обстрелов бегала и волновалась, чтобы кабан не хрюкал. Россияне, где видели свиней, забирали. Мясо вырезали, а сало выбрасывали. С курицы шкуру сдирали и так ели, даже не жарили. Требовали с меня золото и доллары. Потому что считали, что я богато живу.

— Откуда они у меня? Были бы, я бы здесь не сидел, — отвечал им. — Говорили, что у меня небольшая пасека есть и машина «девятка». У них это дорогая машина. А я ее за тысячу долларов купил. Потому я по их меркам — толстосум. В меня пять белых мешков табака украли. Пришлось брать куриво у соседа. Успел скрыть. Орки от соседей на тачке вывезли кучу женской одежды и белья.

Как-то в очередной раз зашли к нам. Двое бурят и их командир. При выходе заметили сине-желтый деревянный столб у крыльца. Командир говорит: «Что-то они мне не нравятся. Выводите их всех на улицу на уход, Дмитрий показывает столб. — Покрасил в прошлом году. Давай бурят выламывать двери. Я испугался. У Ярика на груди татуировки: казак и трезубец. Думаю, все, хана нам. Пока мы выходили из дома, начался обстрел. Мины падали во дворе.

Мы все в подвал, россияне за хату спрятались. Боженькая нас спас. Дом почти целый. Шифер и окна избиты.

— Как боец ​​к вам попал?

— 10 марта утром после боя открывается калитка, и он заходит к нам. Я его раньше знал. Позывной «Куба», в Вооруженных&силах с 2014 года. Прошел Дебальцево, Енакиево, Ждановку, Углегорск на Донетчине. Подружились, пока их часть возле нас стояла, защищали село.

С ноги бойца текла кровь. Сверху куртка гражданская, где-то на ферме нашел. Низ — военная форма. Быстро его в хату. Все вещи срезал и сжег в твердотопливном котле.

Переодели в нашу домашнюю одежду. Придумали версию, что он внук бабы Маши, мой племянник. Инвалид с детства. Поранился, когда убегал из Чернигова в село. Выучили фамилии и даты рождения друг друга. Мама приняла его с радостью. Принесла с чердака костыли. При себе у него был паспорт. Военный билет и телефон выбросил. Затем искали в том месте и не нашли.

Что было с ногой? Как лечили?

— Ранение в левую ногу, ниже колена. Обломок перебил кость. Идти самостоятельно не мог, вели под руки. Но приехал на велосипеде. Где-то у фермы нашел. В аптечке только йод и перекись. Ярик рассказал, что видел, как с ноги шел дым. То есть обломок был горячий. Залили перекисью. Пошипело немного. Но кровь и дальше хлыще. Шевелит ногой, а кости и мышцы наружу выворачиваются.

Мамка принесла спирт, дал Ярославу в зубы полотенце и залил рану. Кричал сильно. Потом выхватил у меня бутылку и сделал несколько глотков. Чтобы обезболить изнутри. Мама еще козьим жиром мазала. Я дважды в день делал йодовую сетку. Рана не гноилась, затянулась.

После деоккупации Ярика повезли в Нежин и там сделали операцию.

— Как спасались от холода и голода?

— С мамой не пропадешь. Всегда запасы продуктов немалые были. Можно год продержаться. Погреб я несколько лет назад сделал красивый, пять на шесть метров. С братом туда коврами на стены поприбивали, диваны и кровати занесли. Все прятались там: я, Ярик, двоюродная сестра Наташа с племянницей Дашей. Кроме мамы, тети и дяди. Ни разу не спускались.

Первой гуманитаркой в ​​деревню привезли белый хлеб. Как сейчас перед глазами: мама принесла домой три кирпичика и целует. Говорит: «Как я по тебе тосковала». Жгли разные лепешки. Но само хлеба не хватало.

10 августа Марии Яковлевны не стало. 

— Может, и я виноват в ее смерти, — опускает глаза Дмитрий. — Накануне ремонтировал пере-носку, мыши перегрызли кабель. Оставил в сарае. Там через несколько часов и нашел маму без признаков жизни. В руках держала эту переноску. Включено. Вероятно, ударило током.

Отец скончался в 2008 году. Веселая, боевая мама была. Никогда не жаловалась на здоровье. Даже в октябре могла босиком по двору бегать. Держала уток, кур, коровку и телку, кабана, четыре козы. Выпивала утром пол-литра свежего козьего молока и целый день не приседала. Была уверена, что именно оно ей дает силы. Вставала в четыре утра и в полночь. Мы прятались в подвале от обстрелов, а она бегала к скоту возиться. Ничего не боялась. Посадила гектар огорода! Картофеля 20соток. Десять — свеклы. Все сама обрабатывала. Картофель даже не травили. Мамин петух всех жуков выклювал. Огород до сих пор не могу весь убрать.

Летом начала жаловаться на сердце. По-видимому, война дала свое. Стала больше уставать, днем ​​ложилась отдохнуть. Да что говорить, я еще четыре месяца после деоккупации ходил в туалет с фонариком, боялся свет включать.

— Как только сделали понтонный мост через Десну, я с дочерью и сестрами ездили к бабушке. Успели. Спасибо семье Напальков, что спасли жизнь моему сыну. Ярослав сейчас проходит реабилитацию. Трудно ему. Не спит по несколько суток, снится постоянно война, — рассказала Татьяна, мама Ярослава.

Кстати, Дмитрий Напалько разведен. В активном поиске .

"Время Черниговский" писал о начале вторжения в Корюковском районе: Солярка текла по дороге по реке. Копали ямки в земле, сливали в канистры, возили тракторами, машинами.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *