В церкви и вне ее: известный черниговский священник рассказал о своей жизни

Про отца Романа, настоятеля Екатерининской церкви в Чернигове, ЧЕline пишет часто. На страницах нашего издания он постоянно дает дельные советы или рассказывает о религиозных праздниках.

Вероятно, слова священника нашли отклик в сердцах читателей. Они попросили нас подробнее рассказать про отца Романа – как живет и почему избрал путь служения Господу. Духовник радостью откликнулся на предложение дать интервью ЧЕline.

Откуда вы родом?

-Родился я в селе, что в 18 километрах от Львова. Там прошли мое детство и юность. Десятый класс заканчивал во Львове. А после школы поступил в Львовской православной духовной семинарии. Сейчас – это Львовская православная богословская академия. Заведение окончил в 2000 году. Далее была служба в Вооруженных силах Украины. После армии работал на мебельной фабрике. Работа была связана с командировками, поэтому побывал во многих уголках нашей страны.

В феврале 2005 года я женился, а с марта того же года и до сегодня живу в Чернигове. Я – священник уже двенадцать с половиной лет. Надо отметить, что православный духовник обязательно должен быть в браке.

Жена – черниговка?

-Нет, с Западной Украины.

То как вы попали на Черниговщину?

-Я не искал себе места священства на Западной Украине. Выписал для себя несколько епархий, куда я хотел поехать. И первой в списке была черниговская. Позвонил, назвался, рассказал, когда закончил семинарию. И что хочу быть священником. Мне ответили: «Приезжайте». Поэтому больше никуда не обращался. Возможно, это кажется несколько наивным, но я не спросил, куда пойду, будет приход будет где жить и что есть.

Так оказался в Чернигове.

Вы что-то знали о Черниговщину?

-Раньше в Чернигове ни разу не был. Хотя кое-что о нем знал. Господь так благословил, что я остался в этом городе. Если бы вот сейчас, на свой нынешний возраст, то я спрашивал бы о жилье, церковь, приход и прочее. А в то время не задумывался.

Не разочаровались после жизни на Западной Украине?

-Нет. Но здесь немножко другая ситуация. Зато люди в Чернигове очень добрые, искренние и открытые. Конечно, во время черниговского этапа жизни были тяжелые моменты. Но мы их пережили и в настоящее время является то, что есть.

Вы учились в семинарии в довольно юном возрасте…

-Да, но это не было какое-то спонтанное решение. У меня была прабабушка, которая принимала меня малого за руку и каждое воскресенье и на каждый праздник водила в церковь. Поэтому это не было для меня чем-то новым. Когда пришел в семинарию, уже много чего знал о священстве, потому что я в этом вырос.

В вашем роду были священники?

-Очень давно, возможно, три или четыре поколения до меня. Также знаю, что был монах некогда.

У ваших родителей какая профессия?

-Моя мать – медсестра. Сейчас работает в мединституте во Львове в лаборатории. Хотя уже пенсионерка. Отец, царство небесное, скончался в марте 2005, когда меня рукоположили в священники.

В моем роду в основном мастеровитые люди, которые имели дело с деревом. Прадед был стельмахом, имел своих учеников. Кстати, в моем доме сегодня есть шкафы, столы и кровати, которые сделал прадед. И дедушка, и отец имели образование, связанное с работой по дереву. Но все же больше работали с железом – с моторами и транспортом.

Возможно, у них были надежды, что и вы это дело продолжите?

-С отцом никогда не обсуждали моего дальнейшего будущего. Но никакого недопонимания относительно моего выбора в семье не было. Дома даже не знали, что я подал документы в семинарию. Кстати, я немного задумывался, чтобы поступить на философский факультет Львовского университета, но почему-то потом не захотел.

Как вам служится в Чернигове?

-Легкого нет ничего, разве если со стороны наблюдать. Священство – это служение. Священник в церкви, на улице и дома должен быть священником. Это не профессия, которую ты любишь или не любишь, но работаешь. Надо жить с Богом и самому выполнять то, что проповедуешь. Если только учишь людей, а сам не следуешь наставлениям, тогда ты – работник.

Вместе с тем следует помнить, что священник – это человек, который падает, имеет свои грехи, а иногда даже сознательно попадает под искушение. Но самое главное – суметь разобраться в себе, суметь встать и пойти дальше. И это важный элемент в жизни духовника, потому что люди обращаются к нам за помощью. Если даже в проповеди слова идут от сердца, а не книжные, то они и воспринимаются совсем по-другому.

До службы готовитесь или все знаете?

-Конечно, священник должен готовиться к службе. Есть соответствующие каноны и молитвы, которые надо прочитать вечером и утром. Я ведь уже говорил, что служение – это не работа. А внутреннее состояние.

И хорошо, когда в семье есть понимание, есть хорошая жена. Потому что бывает по-разному. Священнику могут позвонить даже ночью. И надо встать, пойти в церковь, взять нужное и причастить человека, который уже отходит из этого мира. Поэтому хорошо, когда священник имеет поддержку дома. К счастью, у меня она есть. Жена из верующей семьи, поэтому все понимает.

Восемь лет мы прожили на даче под Черниговом, до которой трудно добираться. Зимой снега перемітали дороги, а весной разливались близлежащие озера. Тем временем на Львовщине и у меня, и у жены есть хорошие дома. А ты живешь так. И стоит помнить: чтобы что-то в этой жизни получить, нужно чем-то пожертвовать. Просто так ничего не дается.

Было много тяжелых моментов в жизни. Например, дачу замело снегом, а у ребенка температура под 40. И к тебе никто не придет и ты никуда не выйдешь. Вот такие моменты испытания. Но, слава Богу, все хорошо. Каждый в жизни проходит проверку на прочность духа. Надо благодарить Бога за все. Ибо кто его знает, может, что-то неладное приведет к хорошему.

Одарил нас Господь тремя детками. Они еще небольшие. У нас некоторое время не было детей. Матушке даже ставили диагноз, что она не сможет родить. Но Господь послал нам потомков. Старший парень у нас Лаврентий. Когда мы приехали в Чернигов, матушке приснился сон: зашел монах в дом и говорит: «Не почитают имя Лаврентий в Чернигове надлежащим образом. Когда будет у вас сын, назовите Лаврентием». Поэтому над тем, какое имя дать мальчику, не размышляли. После этого сна он родился через пять лет. Сейчас Лаврентию восемь лет.

Есть у нас средняя девочка Вероника, которой шесть лет будет, вот пойдет в первый класс. И самая маленькая – Ксения, которой прошло три года. Вот такие у нас дети-цветы.

За время супружеской жизни мы ни разу с женой не ссорились.

Так бывает?

-Наверное, да. В семье должно быть доверие. Любовь – это хорошо. И она должна умножаться. Но без доверия – никуда. «Доброжелателей» вокруг много, они были и будут. И когда к ним прислушаться, порядке в семейной жизни не стоит ждать. Зато, если доверять друг другу, будет мир, покой и благосостояние в доме.

Мы женились 12 лет назад в день Ксении Петербургской – 6 февраля. В этот день также родилась наша Ксения. Это нам подарок на день свадьбы.

Жена до недавнего времени была в декрете, сейчас ищет работу. Она заканчивала Львовский славистический университет имени Ивана Франко. Она у меня украинский филолог и переводчик с польского языка. Сейчас черниговский филиал Киевского славистического университета закрылась, поэтому работы пока у жены нет.

Как деток воспитываете?

-Я не хотел бы говорить, что мы строгие родители. Но определенные правила в семье должны быть. Целый день перед телевизором, за компьютером или мультиками не сидят. Но они не лишены чего-то, имеют все, что им нужно. Возможно, даже больше, чем я имел в своем детстве.

У каждого есть свои обязанности. Дети должны уметь кровать постелить, посуду после себя помыть и даже приготовить что-то. В нашей семье нет проблем с приготовлением. Готовим либо я, либо жена. В моей семье вообще все мужчины готовили. Сейчас мой Лаврентий ходит на кулинарные курсы.

У вас дома есть распределение обязанностей на женские и мужские?

-Нет, нет. Когда есть возможность приготовить еду или постирать, делаю это. Но я наблюдаю, что на Черниговщине распределение на мужские и женские обязанности существует. Когда в церковь приходят женщины, которые остаются вдовами, они себе справляются, знают всю работу. А мужчины без женщин беспомощны, тяжело им. И я это уже неоднократно замечал.

В общем я благодарен Богу за понимание, которое есть в нашей семье есть.

Конечно, это не все темы, которые были затронуты во время беседы с отцом Романом. Остальные вопросы, в том числе и болезненных, которые касались ситуации в стране, АТО и других аспектов общественной жизни, обязательно осветим в следующих статьях.

Ирина Осташко

Читайте новости ЧЕline в социальных сетях Instagram и Facebook.