Юрий Ворона из Городнянщины защищал Лукашевку. Почти месяц россияне не давали унести его тело

Юрий Ворона из Городнянщины защищал Лукашевку> /p> Мама Героя Галина Бухмий </p>
<p>Спортивный, красивый, стройный, полиглот… Именно о таких как Юрий Ворона говорят – будущее страны. Но он избрал другую судьбу – героя-защитника.</p>
<p>Юрию 5 июля должно было быть 26. Но он навсегда остался 25-летним, парень улег от рашистских шаров 9 марта в Лукашевке, где шли жестокие бои с врагом, который имел значительное преимущество в вооружении и численности. Похоронили Героя в родном селе в начале апреля, сообщает страница газеты Новости Городнянщины в соцсетях.</p>
<p>Матери Героя, Галине Бухмий — 45 лет. Все время она проводит у портрета сына, рядом лежат его награды за боксерские победы, свежие цветы из родного двора и псалтири с молитвами. Женщина говорит ему как живому.</p>
<blockquote>
<p>– О таком сыне, каким был мой Юрчик, можно только мечтать, — плачет женщина. — Мы родом из Коропского района. Юра и моя старшая в год дочь Ира рано остались без отца — он трагически погиб, когда сыну еще десяти не исполнилось. Никогда не забуду как он тогда маленький, маленький как воробушек, подошел ко мне, обнял и говорит: Мама, мы это все переживем. Все у нас будет хорошо. Я тебя никогда не брошу».  Так с тех пор и повелось — даже когда я вторично вышла замуж в Большой Листвен, Юра был для меня главным помощником и опорой.</p>
</blockquote>
<p>Юру в деревне все любили — юноша никому не отказывал в помощи. Было, не успел получить — начинает собираться куда-то ночью. То кровь кому-то для спасения сдать, то кто в беду попадет, мчался выручать. Понимая, что матери трудно оплачивать обучение сразу двух студентов (его и сестры), начал зарабатывать еще с первого курса, хватался за любую работу.</p>
<p>Учился в Черниговском педуниверситете на факультете экологии. Окончил с отличием, был лучшим студентом года. Получил бакалавра, а затем пошел в магистратуру по профилю физического воспитания. Постоянные тренировки по боксу. Всю Украину объезжал с соревнованиями. А в каникулы и отпуска ездил на заработки в Киев на стройку, в охранные фирмы. А потом и за границу.</p>
<p>За полгода до 24 февраля Юра собрался на заработки в Англию. Самостоятельно выучил английский язык, без каких-либо курсов. На Туманном Альбионе он собирал томаты в теплицах. Юрия заметило руководство и уже через месяц перевели на другой труд, более оплачиваемый и ответственный. В выходные успевал еще и в Англии людям в квартирах ремонты делать. Вернулся домой 16 января. Успел побыть дома несколько дней. . Почти месяц россияне не давали унести его тело» /></p>
</p>
<p>В последний раз Галина видела сына 7 февраля. Они с сестрой приехали в родную деревню.</p>
<p>Мать вспоминает, как тогда провожала сына на маршрутку. Еще спросила: «Ты все взял, ничего не забыл?». А он вернулся и, как всегда, со своей жизнерадостной улыбкой: «Мам, всего хватает, ну чего ты переживаешь, все же хорошо». Женщина подумать не могла тогда, что видит своего ребенка живым в последний раз.</p>
<p>24 февраля Галина, как всегда, утром отправилась в Городню продавать молочное от своих двух коров. Доехали до Пекуровки, а навстречу двоюродная сестра Людмила Кравец с мужем. Заплакана: «Галю, война началась. Там вражеской техники полно.</p>
<p>В первую ночь русские солдаты устроили шабаш под воротами дома Галины. Понапивались, под окнами на танках носились, и раздевались, и сапоги погубили на сельском стадионе. Снова начала уговаривать сына ехать домой, в деревню. Сказал, что ждет сестру, чтобы добралась из Киева, и потом вместе будут выбираться. Но Ирина из столицы уехать в сторону Чернигова уже не смогла. После недели сидения в бомбоубежище девушке удалось покинуть Киев и добраться до Бельгии. Юра же еще 26 февраля записался в местную терроборону, а через два дня в составе ВСУ защищал окрестности Лукашевки, что в 20 километрах от Чернигова.</p>
<p><p><img class=

                          

В последний раз Юра звонил матери 6

— 8 марта утром я получила от сына поздравления по Вайберу: «Мамочка, с праздником. Береги себя, малыша. У меня все в порядке. Плохая связь. Я чувствовала что-то не так, но и в голову не приходило, что он в самом аду, что пошел воевать.

У парня же опыта не было никакого, даже в армии не служил. Сердце и не стучало. Правда, пару раз сын снился матери в тревожных снах.

Потом Галине его девушка Юля рассказала, что не пускала Юрия в военкомат. А он: «Я не могу сидеть в подвале, когда детей убивают. Не отдашь обувку — босой уйду!».

4-го апреля в Великий Листвен наконец-то зашли украинские военные. Галина успела наварить большую кастрюлю супа, чтобы покормить защитников.

– Они все такие чумазые, голодные, измученные. Побежала с соседями позвать их по домам — чтобы умылись, может, постирать им одежду. Аж вижу — моя сестра Люда едет мне навстречу со старостой из Пекуровки Надеждой Пятковской. Плачут, а я понять не могу, что они от меня хотят. Давай мне какие-то таблетки в рот совать. Тогда Люда: «У нас завтра похороны. Юрчика в морге опознали. Я упала на землю. И так кричала, что вся деревня слышала, что это неправда, что это ошибка, что сын мой жив.

Женщина всю ночь потом сидела в кресле и как заклинание твердила, что это не может быть правдой. Но утром нужно было уже ехать за телом в Чернигов.

В морге женщина заполняла документы.

– Я к ней: «Это неправда. Здесь не может быть мой Юра. А она мне протягивает Юрин часы и серебряный крестик, которые я сыну на 18-летие подарила. Погнут и окровавлен. Он никогда его не снимал. Тот крестик я узнала бы из миллиона.  А потом его вывезли на каталке. Из-под черного полиэтилена выглядывала нога. Сомнений быть не могло. Это был Юра… Я еще спросила, умер ли он от осколочного ранения. Сказали что нет – от огнестрельного и максимальной потери крови. Значит, добивали еще живого. из Городнянщины защищал Лукашевку. Почти месяц россияне не давали унести его тело» />

Уже после похорон сына мать съездила в Лукашевку, на место гибели. 25 дней его тело пролежало в поле, прикиданное землей, пока село не освободили украинские военные и смогли забрать своих погибших.

Григорий Ткаченко, фермер, рассказал:

«Ад здесь был. Самый настоящий ад. Как те мальчики, почти дети, могли сдерживать бешеный напор рашистов в течение 4 дней — только Богу известно. Сколько человеческих жизней спасли ценой собственной жизни. А сына вашего я хорошо помню. Он всегда улыбался, даже в самые страшные мгновения. Я еще думал: «Как же ты, пацан, любишь жизнь, что улыбаешься даже во время этого дьявольского шабаша».

Тогда в Лукашевке россияне, войдя в деревню, достреливали раненых на поле боя . А уцелевших собрали, вывели в центр и расстреляли при мирных жителях: мол, будете сопротивляться; с вами будет то же самое. Одна храбрая женщина из местных смогла скрыть у себя пятерых раненых украинских танкистов. Юре же не повезло

Галина привезла с собой в Лукашевку огромный букет роз и положила на ту политую кровь ее ребенка землю.

« ты мне дарил цветы, теперь я тебе их буду носить до кончины…». И в ту минуту, когда нагнулась к земле, так тепло-тепло мне стало, будто обнял кто. Наверное, Юрочкина душа хотела меня утешить и успокоить.

Время Черниговский писал о важном событии для местной территориальной обороны -119 Бригада Тероброны получила боевое знамя: что говорят бойцы

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.