Убить дракона: почему физическая ликвидация путина ничего не изменит

Рано или поздно путина достанут из бункера. (фото с сайта tsn.ua.)

Возможно, смерть путина и не имеет смысла, но как же хочется, чтобы это создание не просто умерло, исчезло, а сдохло, да еще и в адских муках — таких, которые пережили люди, с ума сошедшие в подвалах Мариуполя, растерзанные девушки Тростянца и Бучи, сгоревшие заживо малыши, матери, которые неделями не могли похоронить своих замученных детей, чьи тела терзали уличные псы. Как же хочется…

В информационном пространстве периодически появляются сообщения о попытках совершения покушения на жизнь президента путина.

 

Историки любят напоминать печально известную традицию московитов — учинять дворцовые перевороты и убивать глав своей страны.

 

Или задаются вопросом: ну убили уже в цивилизованном XX веке руководителей многих государств, разве не может такая же участь постичь путина ?

И действительно, так ли уж невозможно физическое устранение путина? И кто мог бы его организовать и осуществить? Кто может стать киллером?

— Иван Николаевич, как вы считаете, информация о покушениях на путина содержит хоть намек на правду?
    

— Не думаю. Убежден, что никаких покушений на путина не было. А соответствующая информация распространяется ФСБ в провокационных целях — чтобы россияне еще теснее сплотились вокруг своего президента, которому угрожает опасность. Направлена ​​эта информация против украинцев — чтобы нас успокоить и расхолодить. Чтобы мы надеялись, что проблему российской агрессии против нас решим не мы, а кто-то другой, и нам не придется напрягаться, нести потери, гибнуть на этой войне.
 

— По-вашему, покушения на путина, его убийство невозможны?
    

— А кто совершит это убийство?
  

— Ну, например, кто-то из его личной защиты — Индиру Ганди убил ее же охранник.
    

— Но этот охранник был религиозным фанатиком, тесно связанным с сикхскими экстремистами, против которых правительство Ганди вело успешную борьбу. Он Индиру по религиозно-национальной ненависти убил, а у путина таких людей нет. К примеру, те же кадыровцы, дети оскверненного путиным чеченского народа, у него в друзьях ходят.

 

Я думаю, что ни один охранник путина не пойдет на его убийство по каким-либо идейным соображениям — не таких людей подбирают в личную охрану российского президента. Охранники путина чувствуют себя избранниками судьбы, ведь и они сами, и их семьи, родственники как сыр в масле купаются, имея такую ​​службу.
   

— Неидейных легче подкупить.
    

— Кандидатов на должность личного охранника путина не просто проверяют, а как рентгеном просвечивают, и всю их семью, и весь круг общения. Кроме того, охранники контролируют друг друга и доносят друг на друга. В Индии убийца Ганди стал телохранителем с помощью индийских спецслужб. А в России спецслужбы работают на президента.
   

— То есть ни в коем случае?
    

— Разве что в одном случае — если в охране путина есть человек, который взрали западные спецслужбы. И этот человек ждет дня «Х», когда путин, например, потянется к ядерной кнопке, и тогда этот человек обезвредит его. Но это все — фантазии. Убежден, что охранники — нет.
   

— А как насчет других людей, имеющих доступ к телу? Его политические и деловые сообщники, например?
    

— Круг людей, которые имеют к нему физический доступ, уже давно ограничены настолько, что в нем остались действительно только его сообщники. Одни его кассу удерживают — речь идет о более чем 300 млрд долларов. Другие обеспечивают ему политическую поддержку.

 

Он их всех сделал очень богатыми людьми, они в своем благополучии полностью зависят от него. Они есть, пока он есть. Они даже рот против него открыть не могут: Запад начал налагать на них санкции, а они путины и злым словом не вспоминают. Для них в существовании путина — залог их личной сохранности. Они не поднимут на него руку.
   

— То есть, никто из приближенных к путину не принесет Западу его скальп, чтобы Запад простил им и начал с ними ручаться?
    

— Ну, мы ведь не в средние века живем. Мероприятие не воспримет такое рвение. Он все равно заставит людей из окружения путина отвечать за их преступления.
   

— Мы можем надеяться, что в России есть какие-то патриотически настроенные бесшабашки-одиночки, которые покушаются на путина?
    

— Надеяться можно, но отчаяние не получит доступа к нему. С простыми людьми на улице, как когда-то Горбачев, пути не общаются. Все обычные россияне, которых мы видим около него в кадре, — то или тщательно отобраны и сто раз проверены люди, или специальная массовка из спецслужбы.

 

Если срежиссируют путинский «выход в народ», то оборудуют специальное место, поставят специального мальчика, которого путин на камеру погладит по головке, — и все. Парады на Красной площади готовятся так, что ни одно отчаяние не приблизится к путину на расстояние выстрела — там буквально все вокруг вылизывается и зачищается. Кроме того, чтобы провести такую ​​операцию, нужны огромные деньги, специальное, очень дорогое, вооружение, нужна система безопасности самого киллера. Отчаяния обычно ничего этого не имеют.
   

— А убийство Кеннеди, Улофа Пальме, покушение отчаянной одиночки Ильина на Брежнева в 1969 году?
    

— Так, за убийством Кеннеди и Улофа Пальме точно стояли спецслужбы. недаром убийц этих политиков до сих пор не нашли. У Ильина же, действительно был одиночкой, ничего не получилось, его на Красной площади задержали. Ни у кого ничего не получится, если за ним не стоит спецслужба. А я уже говорил, что в россии она преданно служит путину.

Гаага будет?

— В начале апреля Запад дал путину понять, что знает местонахождение его бункера и сможет его в том бункере уничтожить, если пути вздумает нажать красную кнопку. Но зачем ждать, пока он потянется к красной кнопке? Почему было Западу не устранить его после той же Бучи? Неужели он еще мало бед наделал, чтобы дарить ему жизнь?
    

— В Буче и других украинских городах пытали украинцев, а не жителей Запада. И сколько бы Запад нам ни сочувствовал, наша боль им печет меньше, чем нам самим. Недаром они постоянно советуют нам отдать путину часть нашей территории и таким образом примириться с ним. Кроме того, среди глав стран существует неписаный закон: они никогда не дадут команду совершить насильственную смерть одного из своих коллег. Это такая между ними круговая порука. Таков рычаг мировой безопасности.
   

— А как же повесили Хусейна в Ираке, чуть ли не на клочья разорвали Каддафи в Ливии?
    

— Каддафи был убит самими ливийцами, Хусейн — иракцами. Другое дело, что Запад максимально этому способствовал — напомню, что иракскому суду Хусейна передали те же американцы.
   

— Как вы думаете, загнанный в тупик пути может совершить самоубийство — по примеру бывшего главы Союзной Республики Югославии Слободана Милошевича?
    

— Милошевич выпил яд в камере Гаагского трибунала, чтобы не быть расстрелянным по его решению.
   

— А путину разве не грозит Гаага? Расследование его преступлений на территории Украины уже ведется.
    

— К сожалению, в начале войны путин был ближе к Гааге, чем сейчас, ведь в той же Буче россияне не заметали следы своих преступлений. А теперь они включили мощную контрпропаганду и уверяют мир, что в Мариуполе, например, именно украинцы совершают преступления против человечности, а не россияне.

 

остатков разрушенных построек вместе с телами мирных жителей, депортация украинцев (свидетелей их преступлений) в глубинные районы россии, ротация служащих, замешанные в зверствах против наших граждан — все это уничтожение следов своих преступлений.

 

Путин реально испугался Гааги и теперь действует крайне обдуманно. И военных преступлений, зафиксированных в начале войны, может оказаться недостаточно для Гаагского трибунала. И виновниками преступлений могут признать непосредственных исполнителей, а не лично путина. И действительно, не он же лично кассетные или фосфорные бомбы на нас сбрасывал — в Европе может найтись много его адвокатов.
   

— Овва! Вы предполагаете, что может быть такое: мы побеждаем россия на поле боя, а пути в дальнейшем остается ее главой?
    

— Да.
   

— И именно с ним нам вести послевоенные переговоры?
    

— Надеюсь, что с ним ни Запад, ни мы за один стол не сядем. Хотя Макрон ему постоянно звонит по телефону, Франция вместе с Германией и Италией настаивают на переговорах с ним, вспомните пророссийскую позицию Венгрии, Сербии, других стран — это свидетельствует, что на Западе путина абсолютным Гитлером не считают.
   

— Следовательно, Запад не заинтересован в его физическом уничтожении…
    

— Уверен, что сейчас — нет. Запад имеет другую цель: не убитый, а униженный пути, униженная россия, истощенные войной в Украине российские вооруженные силы, развалившаяся российская экономика. Это все в комплексе приведет к более значительному катаклизму в России, чем просто смерть путина. И этот катаклизм заставит россию изменить свой политический курс.
   

— А тюрьма? Как для Пиночета?
    

— Его в тюрьму может только россия посадить и больше никто. Чтобы уничтожить путь — нужно уничтожить поддержку его россиянами. А они пока его поддерживают.
  

— Так что против него нет методов?
    

— На сегодняшний день нет. Надо, чтобы мир от него полностью отвернулся, чтобы экономические санкции принесли ощутимые результаты, чтобы мы победили, россияне в нем разочаровались и обвинили в своих неурядицах. На это все нужно долго.
   

— Каким же вы видите будущее пути?
    

— Скорее всего, он придумает какую-то почетную должность, как Назарбаев в Казахстане, и все равно будет контролировать российский официальный политикум.
  

— Несправедливо…
    

— Поймите, что в сегодняшней ситуации смерть путина ничего не изменит. Потому что дело не в его лице, а в настроениях и целях всего русского общества, в его политическом курсе. Вспомните начало 80-х в СССР: через три года произошла смерть Брежнева, Андропова, Черненко — руководители страны умерли один за другим, а страна не меняла курса, наоборот, с каждой смертью он становился все более реакционным.

 

Или вспомните смерть Сталина несмотря на осуждение культа личности, в основных своих ориентирах СССР остался на прежних позициях, так называемая политическая оттепель захлебнулась. Следовательно, и после смерти Путина не стоит ожидать, что политический курс России изменится сам по себе. Изменить его должны мы, украинцы, победой в этой войне. Мы можем это сделать, весь наш народ на это настроен.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.