Три месяца в берцах

Три месяца в берцах

Сегодня ровно три месяца, как я сменил кроссовки на берке, тату машинку на автомат. Три месяца как я начал привыкать к почти постоянному ношению головного убора, лучшими моими друзьями стали кофе, сигареты и активированный уголь. Всего три месяца (даже меньше) понадобилось, чтобы навсегда и кардинально изменить свое отношение к жизни, окружающих, понять, что «вчера» уже нет, а «завтра» может и не быть вообще.

За этот короткий промежуток времени я понял что такое «полный пздец» и как можно, дрожа от страха в укрытии под арт обстрелами, хохотать по жизненным историям и анекдотам. Я вспомнил как мне нравится смотреть на закат, пусть даже теперь к этому добавилась тревога в предвкушении того, что принесет с собой тьма. Я научился спать «в пол глаза», срываться с земли от «пацаны, ложится очень близко», научился отделять звуки ища между ними «выход/приход». По-новому для меня теперь звучит «арт-терапия», а первый к кому я уйду из врачей – психиатр. Ну, хотя бы для того, чтобы выписал нормальных снотворных. Чтобы вырубило. Месяцев так на три… Говорят, жизнь разделилась на «до и после». Не знаю, для меня лично оно просто в какой-то момент изменилось. Мне надоели игры, теперь я говорю, что думаю в лицо и больше не хочу тратить время на ментальный пасодобль с другими людьми – если человек поц, то сколько с ним не танцуй, он поцом и останется. А пытаться кого-то изменить – только потерять драгоценное время.

Я многого боюсь здесь, на войне, мне страшно к усрачке, как сказал один мой собрат (на языке оригинала): «очко не кружка». И мне за этот страх не стыдно ни грамма. Но больше всего чего я боюсь – это того, что все это зря. Что все оборванные жизни, изуродованные судьбы, сироты, что все это будет зря и мы так и не поймем смысла слов «хочешь мира – готовься к войне». К большому сожалению, но так оно и есть. Как мы, украинцы, не поймем, что строить дороги нужно тогда, когда ты можешь защитить людей, которые этими дорогами будут ездить, а люди не поймут, что эти дороги – лежат на их собственной земле, в их доме, а за него надо бороться, и как говорил классик – «не умирать, а убивать», то все это будет зря. Такова реальность. В настоящее время. Для нас. Я боюсь, что мы снова пойдем на невыгодные компромиссы, что снова будем смотреть в глаза врагу и видеть там мир, что поведем на блестяще срежиссированные ролики б*едских политиков «в движении на камеру», что простим ради шаткого мира. Ох как же нам нужен собственный Моссад… Как выпадает возможность выйти в сеть, переписывая новостную ленту, я, честно говоря, нихера уже не понимаю. Вот нимера. То мы побеждаем, то нам напихивают по самые помидоры. То нам привезли кучу вооружения, то нам нечем воевать. Все кричали о том ленд лез, ура победа… а на деле мы здесь сидим по укрытиям и тупо терпим обстрелы. Ну не тупо, а терпим мощно так, как настоящие воины. Я только запутался немного, а воины — это терпящие, да? Или нет? Запутался я, короче говоря. В любом случае, отчаиваться или опускать руки нет смысла. Потому что это не выход. Долгие три месяца прошли, впереди… а что впереди…? — Победа, что еще б*ять!!!!! Затянул шнурки на берцах, поправил штаны и к работе, воин! Слава Украине!

Павел ИСАЧЕНКО

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.