The Washington Post: от того, как военные действовали обороняя Чернигов — были в восторге в Пентагоне

The Washington Post: от того, как военные действовали обороняя Чернигов - были в восторге в Пентагоне Статья в американском топовом ньюсмейкере The Washington Post "Битва за Киев» наделала много шума 24 августа, когда издание опубликовало материал. Да, там снова авторы вспомнили о роли Чернигова в защите столицы. И не только об этом. 

Как выяснилось, американцы были поражены победой и быстротой, а еще военным и тактическим гением черниговских военных. 

Командующий войсками, стоявшими в феврале на защите Киева Игорь Сырский при планировании обороны столицы учел расположение путинских войск вдоль границ Украины.

Сырский определил, что если россияне нападут на Киев, то их колонны будут продвигаться вдоль двух или трех основных автомагистралей (одна из которых именно черниговская – см. карту), чтобы, как они предполагали, быстро обезглавить правительственный квартал в Киеве, пишет The Washington Post. . 

Кремловский план боя предполагал, что город будут защищать лишь слабые украинские силы, которые дезориентированы политическим хаосом, вызванным бегством Зеленского и его министров.

Для защиты города Сырский организовал два кольца войск, одно во внешних пригородах и одно внутри столицы. Он хотел, чтобы внешнее кольцо находилось подальше от внутреннего, чтобы оградить центр города от обстрелов и удержать россиян от боев на подступах к Киеву.

The Washington Post: от того, как военные действовали обороняя Чернигов - были в восторге в Пентагоне

Полковник Леонид Хода, командир 1-й Северской танковой бригады, находился северо-восточнее столицы в Гончаровском. Когда первая российская ракета попала в базу утром 24 февраля, Хода был готов к худшему.

Он приказал перенести боеприпасы, горючее и еду в замаскированные безопасные районы и рассредоточил своих солдат подальше от зданий в поле. Он обсуждал со своими заместителями, как ускользнуть и создать подпольное сопротивление. Он готовился в последний раз попрощаться с женой.

Через несколько часов войны казалось, что сбываются самые плохие прогнозы.

Российские войска, численность которых приближалась к 30 тыс. человек, пересекали границу с трех направлений в Чернигов на севере Украины. По словам украинских чиновников, план врага заключался в том, чтобы в течение 3 дней быстро взять город с населением 280 000 человек и нажать на юг вдоль восточного берега Днепра в Киев. Вместе с войсками, которые высадились в Гостомеле и распространились на западную сторону столицы, они должны были сформировать кольцо вокруг Киева. blockquote>

«Это психологически трудно воспринять, когда слышишь, что идет колонна с 10 танками. Подходит еще одна колонна с 30 единицами бронетехники. За ними следует еще одна колонна из 12 машин, – сказал Хода. «Эти волны были».

Шествие покинул расположение и помчался на север в Чернигов, чтобы создать передовой командный пункт. Ожидая у шоссе севернее города, его роты устроили засаду и уничтожили первую русскую колонну, обстреляв формирование из артиллерии с такого короткого расстояния, что россияне не успели среагировать. Так же упала вторая российская колонна.

Атака остановила наступающие силы и дала украинцам критическое время для строительства обороны и сбора собственных войск.

В течение следующих 5 недель продолжались ожесточенные бои против россиян, имевших сыграть еще одну решающую роль в препятствовании Москве осуществить «молниеносный удар» по украинской столице.

Украинцы пытались вытеснить российские войска на узкие участки местности — грунтовые дороги, которые были непроходимыми, покрыты талой водой поля или болота, которые пленили транспортные средства и заставили их потреблять больше горючего. Стоявшие на асфальте машины попали под прицел скорых украинских военных. Мосты и переправы были заминированы и заблокированы.

«Мы бы заставили их пройти по определенным маршрутам, где потом взорвали бы их и отрезали», — сказал генерал-майор Виктор Николюк, главнокомандующий украинскими силами на севере страны.

Стратегия вызвала восхищение в Пентагоне.

«По этому пути подхода было около 30 боевых групп. Их остановила одна украинская бригада. Я не знаю, кем был этот командующий, но он остановил их на пути, — позже сказал генерал Марк А. Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов.

«Они не могли уехать с дороги. Их младшие офицеры не проявляли никакой инициативы, – сказал Милли о россиянах. «Этот парень (Николюк — ред.) походил на пыльцу, просто разрезая их».

По словам Николюка, старый советский способ ведения войны, когда командиры предоставляли офицерам мало свободы действий для принятия решений и пытались победить врага, присылая огромные массы сил, оставался характерным для России.

Россияне не считались с потерями собственного личного состава. 

«Мы убивали двух-трех человек, а на их месте из’являлись другие. Первые еще лежат, а новые ребята уже наступают, – сказал он. «Просто 1941 год, когда для командиров жизни личного состава ничего не означает. Проблема [также] состоит в том, что они уверены в себе. Они считают, что Украина маленькая. «Мы просто переедем их», — продолжил Николюк. «Мы проедем танками и все».

С украинской стороны, командиры, руководившие войсками на востоке страны с 2014 года, научились от западных партнеров тактике передачи полномочий: чтобы решения принимались вниз по цепи командования и обеспечить так, чтобы офицеры низшего уровня знали, как они должны действовать в соответствии с происходящим в данный момент, без напоминаний из штаба.

Инициатива, во всяком случае, была передана офицерам. 

Это пригодилось, когда к западу от Киева россияне полностью заглушили связь и спутниковые сети украинцев, оставив Ходу и других без связи с солдатами на передовой. Украинские командиры разошлись по позициям своих войск, чтобы общаться и отдавать приказы.

"Военные коммуникации были полностью парализованы", — сказал Хода, отметив, что его силы также опирались на местное население. «Приходилось работать через информаторов. Я не собираюсь выкладывать все карты на стол, но мы с 95-процентной точностью знали даже их малейшие движения другими способами. Это все были местные.

Украинская воля бороться вопреки всему сработала особенно ярко на холме к северо-востоку от Чернигова, с которого открывался прекрасный вид на город и окрестности. россиян Чернигов будет «на ладони».

В течение нескольких дней украинские бойцы защищали или боролись на вершине холма, несмотря на жестокую российскую бомбардировку из танков, реактивных систем залпового огня и, в конце концов, фугасных бомб ФАБ-500, уничтоживших большую часть самого холма, сказал Николюк. 

По словам генерала, почти все участники боя погибли и были найдены позже в импровизированной могиле с крестом на вершине, погибшие, но непокоренные.

«Вы понимаете, что люди готовы защищать то, что им принадлежит, и пути назад нет, – сказал Николюк. «Когда ты это видишь, ты понимаешь, что уже не имеешь морального права действовать иначе».

Многие из погибших были в составе Сил территориальной обороны Украины – mdash; добровольцев, записавшихся тысячами в первые дни войны. Хотя большинство были неопытными бойцами, они взяли на себя решающую и опасную роль, обеспечивая критически важную дополнительную живую силу.

По официальным заявлениям Украины, за шесть месяцев Украина потеряла около 9000 военных и более 7000 пропали без вести, хотя цифры могут быть выше. Россия потеряла более 15 000 военных, согласно комментариям в конце июля главы ЦРУ, который сказал, что трудно определить точное количество.

Хода сказал, что решение Зеленского остаться в Киеве мотивировало войска.

«Представьте, что идет война, и вам говорят, что президент куда-то сбежал… это деморализует».

Российская авиация поначалу царила в небе над Черниговом. По словам Леонида Ходы, только в середине марта его бригада получила переносные зенитные ракеты «Мистраль» и «Стингер» от Соединенных Штатов и европейских союзников, что, наконец, позволило им сбивать российские самолеты.

С помощью грубой силы и большой численности россиянам в то время удалось пройти к югу от Чернигова и почти окружить город. В бой вступила украинская 58 мотопехотная бригада, которая продвигалась под городом на помощь 1-й танковой бригаде.

Кульминацией битвы за Чернигов стало село Лукашевка.

The Washington Post: от того, как военные действовали обороняя Чернигов - были в восторге в Пентагоне

Россияне собрали целую батальонную тактическую группу численностью около 750 военнослужащих и составили боеприпасы между белыми стенами старой православной церкви, сказал Хода. По его словам, село наводнила российская бронетехника — 7 танков, 19 БМП и 12-13 БТРов, не считая грузовиков.

Если бы украинцы не отступили под Лукашевку, они рисковали потерять последнюю «дорогу жизни» в Чернигов и из Чернигова.

Но решение россии скопить войска в одном месте было ошибкой. По словам Ходы, Лукашевку отделяли открытые поля и клочки крошечных ручейков от деревень, которые удерживали украинцы, оставляя россиян открытыми.

"Небольшими группами мы вышли и уничтожили один-два танка, одну БМП, часть личного состава — и просто понемногу начали отрезать их материально-техническое обеспечение, — сказал Николюк.

Решт сделала артиллерия. Большая часть российской техники была сожжена.

В тот момент, сказал Хода, он знал, что россияне терпят поражение. Они потеряли слишком много людей, танков и боевых машин — и уже не было достаточных сил, чтобы продвинуться до самого Чернигова. Их логистика была перенапряжена контратаками, временем и расстоянием.

Итак, россияне были вынуждены добираться до восточного края Киева другим путем.

Читать также : Итоги полгода российско-украинской войны с Михаилом Жироховым 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.