Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: работники «спецслужбы 00-34» за время боев более 500 тел

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами ; за время боев более 500 тел

Николай Шарый — работник ритуальных услуг «Спецслужба 00-34» hromadske За 38 дней активных боевых действий черниговское коммунальное предприятие «Спецслужба 00-34» перевезло в морги 537 тел. В мирное время подобная цифра составляла до 200 умерших в месяц. Между комендантскими часами работники на «Газельке» под обстрелами почти без передышки ездили по городу и забирали покойников. Из четырех бригад работали всего две. Мы встретились с одной из них, чтобы поговорить о пережитом и заглянуть за кулисы их работы. 

«Кто-то жил здесь постоянно, а кто-то ночевал во время дежурств, которые длились по несколько суток»

В уютном дворике в центре Чернигова припаркована белая «Газелька» с надписью «Спецслужба 00-34». Вокруг — старые медицинские корпуса ХІХ — начала XX века. Они давно не видели ремонта, врачей и пациентов. Сейчас в помещениях заселены разные организации. Одна из таких — «Спецслужба 00-34», являющаяся частью КП «Спецкомбинат», занимающееся захоронениями в Чернигове. 

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами:-

«Газелька» «Спецслужбы 00-34», слева «грязный» вход, по которому бригада заходит по возвращении по вызову

Здание спецслужбы имеет два входа: «чистый» и «грязный». Второй используется, когда бригада возвращается из морга после вызова. Здесь, в небольшом коридоре, есть душ, туалет, умывальник и раздевалка. Только после всех гигиенических процедур работники заходят в «чистые» корпусов. Там можно отдохнуть, поговорить, пообедать.

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами" боев более 500 тел

Столовая, которая во время активных боевых действий служила укрытием и комнатой отдыха

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: работники " 500 тел

Комната отдыха, где в мирные времена работники отдыхали между выездами ночью

Украшенная картинами столовая во время активных боевых действий в Черниговской области служила и спальней, и укрытием. Тогда здесь было всего 3-4 градуса тепла, поэтому работники спали в шапках и под несколькими одеялами. Самостоятельно организовывали безопасность, быт и работу, ведь никаких инструкций, как поступать во время войны, не имели.

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: боев более 500 тел

Марианна Васильковская, заведующая «Спецслужбы 00-34»

&laquo ;К концу рабочего дня 24 февраля думаю, что делать?.. Уйти домой? Так люди же расходятся. Так и остались здесь с мужем до конца блокады на 38 дней. Он диспетчер работает у нас. Также были другие сотрудники: кто-то также жил здесь постоянно, а кто-то ночевал во время дежурств, которые длились по несколько суток, — рассказывает заведующая спецслужбой Марианна Васильковская.

Бригада — это водитель, два работника ритуальных услуг (их называют «ритуальщиками», но фактически они — санитары-грузчики) и диспетчер. Чередовали по двое суток, а водители – — и по четыре. 

В мирное время диспетчер принимает звонок от родственника погибшего или полиции. Фиксирует вызов в бумажном журнале: кто звонил по адресу вызова, фамилия диспетчера бригады, причина смерти (если известно). Затем сообщает бригаде о вызове. Водитель и «ритуальщики» надевают рабочую форму — камуфляжная спецодежда и перчатки, при необходимости еще маски и респираторы — и выезжают по вызову. 

Но после вторжения этот порядок изменился…

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами

Журнал, который ведут диспетчеры «Спецслужбы 0034»

«Бывало, мы заезжали на АЗС , а у нас в “Газельке” 5-6 покойников

Поскольку городская линия не работала, Марианна Васильковская покинула полиции, терробороне и другим службам свой номер и номера телефонов диспетчеров. Бывало, люди приносили записки с адресами, откуда нужно унести мертвеца — на блокпосты, в морги, больницы.

«Когда же люди дозванивались нам, главным было записать адрес, пока не прервалась связь. Фамилию и другие личные данные узнавали на месте. Также ребята в машине заполняли тетрадь: кого забирают и откуда, — объясняет заведующая спецслужбой. 

Каждый вечер Марианна при свечах переписывала все собранные данные в рабочий журнал. 

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: боев более 500 тел

Водитель Владимир Козлов

«Бывало, мы заезжали на АЗС, а у нас в “Газельке” 5-6 покойников. По двое на одни носилки клали. Ведь тел много, а работать можно только до комендантского часа. Да и бензин так экономили, — упоминает водитель Владимир Козлов.

Он работает в «00-34» с 2009-го. До сих пор пользуется бумажными картами, что пригодилось, когда не работал интернет, не было сигнала GPS. До полномасштабной войны Владимир считал самым поразительным случаем в своей практике аварию, произошедшую в декабре 2021-го за 18 км от Чернигова. Тогда в результате столкновения фуры и маршрутки погибли 10 человек. Но война показала, что это не предел — во время боевых действий на Черниговщине за смену приходилось перевозить до 30 покойников.

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: боев более 500 тел

Такой вид имеет рабочая «Газелька» «Спецлужбы 00-34»

«Морально сложнее всего было перевозить тела военных»

Сложнее всего было видеть павших военных. Спецслужба транспортировала их тела из одного морга в другой.

«Это в основном молодые ребята. Часто без рук или ног. Очень жаль их… Это цвет нации. Морально тяжело было на них смотреть, — говорит Владимир и отворачивает глаза.

Муж лично видел тех, кто расстреливал Чернигов. Он живет на окраине города. А всего в нескольких километрах от него — село, которое было под оккупацией. В середине марта вражеские ДРГ ходили буквально огородом мужчины. Супруги соседей взяли в плен, допрашивали, а потом отпустили. =»Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: работники "спецслужбы 00-34" за время боев более 500 тел» />

Команда «Спецслужбы 0034», работавшая во время активных боевых действий в Чернигове (слева направо): «ритуальник» Николай Шарий, диспетчер Светлана Шара, заведующая Марианна Васильковская, водитель Владимир Козлов и «ритуальник» Вадим Лугина

«Мы делимся с новичками, как правильно поднимать тело, чтобы не надорвать себе спины»

Николай Шарий в спецслужбе с 2003 года. Здесь уже несколько лет работала диспетчером его супруга Светлана. За годы в «Спецслужбе 00-34» увидел всякое. Собирал с асфальта тело мужчины, которого переехали несколько фур. Выносил уже разлагавшиеся трупы. Однажды — даже мумию: тело год пролежало в доме. Транспортировали и «поплавков» — так рабочим сленгом называют утопленников. Вот только к смерти детей, говорит, никак невозможно привыкнуть. За 20 лет их было около десяти.

«Мы учим друг друга нюансов работы. Когда я только что пришел, мой коллега рассказал, что с трупным запахом помогает бороться горящая газета. Я не люблю одевать маски, противогазы… Также он объяснил, как правильно доставать тело из ванной, чтобы не облиться самому, — говорит Николай.

И самое главное, что коллеги передают в рассказах друг другу, — как правильно поднимать покойников, чтобы не надорвать спину Эти знания изрядно понадобились во время работы в блокадном Чернигове, когда не работали лифты, а мертвецов приходилось сносить по лестнице с 9-го или 16-го этажей.

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами: боев более 500 тел

Вадим Лугина — «ритуальник»-грузчик «Спецслужбы 00-34»

«Старенькие от безысходности выбрасывались из окон»

Вадим Лугина в этой бригаде — новичок: работает всего полтора года. Говорит, что просто носит тела, как груз. Не всматривается в них и старается не задумываться о том, как умерли люди. Иначе выдержать эту работу невозможно.

Больше всего ему запомнились самоубийцы. Их было немало за время военного» дежурство. По словам Вадима, раньше убивали себя преимущественно люди с зависимостями: алкоголизмом, наркоманией, игроманией. А вот в феврале-марте участились самоубийства среди пенсионеров: они выбрасывались из окон от безысходности.

«Лекарств у людей не было. А ведь оно болит старикам, вот и не выдерживали стресса, неизвестности, физических страданий. Одна бабушка даже из окна больницы выпрыгнула, — вспоминает Вадим. 

«Приехали по мертвой бабушке, а там снаряды в 50 метрах взрываются»

«Бывает, ребята утром только поедут, а сирены взывают, стреляет вокруг. Им не дозвониться. Мы здесь переживаем, даже руки дрожат. А они приезжают улыбающиеся, шутят. Говорю: “Где вы были? В бомбоубежище хоть прятались? Они же смеются: “А что, взрывы были? В машине не слышно"», — со слезами растроганно говорит Марианна.

Нагрузка на бригаду была очень большой. Ранее работники никогда не сталкивались с таким количеством мертвецов. К комендантскому часу нужно было перенести иногда и 20-30 покойников, тела могли весить и по 100 килограммов…

Бригада выезжала только на контролируемые территории и туда, где не было боев. На окраине Чернигова не всегда можно было добраться: из-за опасности туда не пропускала терроборона. Тогда местные на тачках вывозили мертвецов к центральным улицам, откуда их уже забирали ритуальщики. Помню, привезли покойника в морг. А там дед пришел, говорит, что бабка его умерла, просит забрать с Александровки (окрестность Чернигова, которую россияне регулярно обстреливали из артиллерии и минометов). Нас туда не пропускали. Но дед пообещал провести дворами. Мы приехали, а там снаряды – mdash; в 50 метрах разрываются. Это был ужас. Забросили эту бабушку в машину и быстро оттуда забрались,, — вспоминает Николай.

Тела, по которым не могли доехать, диспетчеры рекомендовали прикапывать или выносить в сарай, на балкон… Данные записывали. А после деблокады города и освобождения области бригада еще месяц собирала покойников.  

Сносили мертвых с 16-го этажа и вывозили под обстрелами  боев более 500 тел

Вадим Лугина, Владимир Козлов и Николай Шарий — «военная» бригада «Спецслужбы 00-34»

Место, где был сарай с покойником, узнали за берегом

В селе Новоселовка возле Чернигова долго не могли найти сарай, куда родственники перед отъездом вынесли убитого обломком отчима.

«Звонят падчерица покойного и рассказывает, где расположен дом. Мы получили — а там кругом руины. Она и фото мне посылает. Смотрим, а нет такого забора, дома… Потом заметила березку натрое разделенную, как на фото. За ней и узнали, где был дом. Чудом сарай с мертвецом уцелел, — вспоминает Марианна Васильковская.

Прикопанные родственниками или соседями тела эксгумировали сами работники бригады. Это должны были сделать представители «Спецкомбината», но они были заняты массовыми захоронениями военных и гражданских на временных кладбищах.

«Служба 00-34» уже вернулась к привычному режиму работы. После пережитого связи в коллективе стали более тесные, почти семейные. Каждый знает о коллегах чуть ли не всем — столько переговорено за время дежурств под обстрелами. Пережитые эти люди вспоминают со слезами и шутками. Без юмора в их профессии — никак. И больше всего здесь мечтают, чтобы больше случившееся не повторилось.

Источник: Общественное. Текст подготовлен платформой памяти Мемориал, рассказывающей истории убитых россией гражданских и погибших украинских военных, специально для… Чтобы сообщить данные о потерях Украины — заполняйте формы: для погибших военныхи гражданских жертв

>

Авторка: Наталья Найдюк. Фото: Наталья Найбюк. Коллажи: hromadske

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *