«Слова не мрут. Не идут в последний путь…»

"Слово не мрут. Не идут в последний путь..."

Явление поэтессы, хранительницы истины Бытия, в годовщину ее смерти…

5 августа. Вечер, предсон. Стою перед окном в сад (это на даче), а там тьма. ОКНО для меня давно уже стало прообразом ЭКРАНА – только последний научился экранировать потоки нашего сознания. А здесь окно не дает ни одного фотографического отражения, просто ни одного.

Открываю книгу стихов ИРИНЫ ЖИЛЕНКО «Евангелие от ласточки», подаренную Иваном Малковичем, читаю: Умру. Закроется окно в сад. Но, может быть, останется сад. Если же и сад уйдет в небеса – останутся слова: «Окно в сад». Слова не умрут. Не идут в последний путь. Живут себе — и пусть живут. И ждут в свое время, как ждет зерно. Как ждет в глубоком погребе – вино.

Удивительно, но что-то похожее за мгновение до этого я подумал. Несколько по-другому, правда: когда меня не станет, будет ли этот сад? Мы все хотя бы немного солипсисты — подозреваем, что весь этот мир, по крайней мере видимый нами, является частью нашего персонального бытия; как только случится капец мне, так сразу загремит в небытие и вся окружающая утварь — разве что луна на небе, с солнцем вкупе, поморгает время вслед. Ответ ЖИЛЕНКО прост: физическое бытие растворяется во времени и пространстве, как сахар в стакане чая. Обращаясь, усилием мысли, мысли – в слово (Слово!). А Слово и есть «Дом Бытия», по знаменитой формуле Мартина Хайдеггера. Он утверждал: Человек живет в доме языка, мыслители и поэты являются хранителями этого жилища. Именно так: «язык является домом бытия, живя в котором человек экзистует (т.е. существует.- С.Т.), поскольку, оберегая истину бытия, принадлежит ему» («Письмо о гуманизме»). Иначе говоря, я мыслю, я работаю словом – значит я существую; древняя и знакомая всем истина. Только в слове, в языке (поэзии, философии, музыки, живописи…) у меня есть шанс получить еще одну (как минимум) стоянку во Вселенной, в безмерности времени…

Не знаю, читала ли ЖИЛЕНКО немецкого философа, но сюжетика ее образного хода во многом созвучна. Когда ты закрепился (закрепился) в Слове, тогда – тогда твое Бытие станет многосерийным фильмом. Бог, как высшая инстанция, где аккумулируются наши наработанные, наработанные, нагоревшиеся, выстраданные формулы, образы (заведенные в Дом бытия!), услышит вас и отзовется. И сдерживает ваши страдания и ваши радости. Когда-то скажет Бог: «Окно в сад…» — загораются синее небеса. И белый сад взойдет на землю снова. И в белый сад откроется окно. И женщина с мирным именем Ирина проснется и вспомнит рифмы. Это будет в апреле. Лист на столе, перо и чай в зеленой пиале.

В апреле… Именно в этом месяце и родилась ИРИНА ЖИЛЕНКО. И тут я заглянул в справочник и узнал: умерла она в начале августа… Не случайно пришла ИРИНА в мой сад — через девять лет после своей смерти, не случайно. Чтобы зарымываться с моей душой – по крайней мере, так я теперь буду думать… Чтобы появиться в моем окне, которое выполнило свою истинную, свою подлинную функцию – сочетать миры и души, спустя годы и даже столетия.

Какое щемящее, какое печальное и одновременно прекрасное появление Поэта, Поэтессы!! Каждый год сад мой будет воскресать из повеления трех вечноцветущих слов. И каждую вечность буду писать о светлом счастье жить на земле.

P.S. Потом я взял фонарик и вышел в сад. Деревья мерцали передо мной, вместе с мириадами цветов и трав. Когда я выключал свет — сад исчезал… Что ж, теперь я знаю: когда погаснет мой фонарик и некому будет высвечивать мой сад (он просто исчезнет во тьме бытия), — все же придет тот торжественный момент, когда Бог призовет мою тень и мое свет, чтобы снова появился мой Сад. Для этого, однако, нужен труд немалый – в слове, в мысли, в поступке. И тогда – тогда КАЖДЫЙ САД МОЙ БУДЕТ ВОСКРЕСАТЬ! ИРИНА точно была два дня назад в моем Саду, ну правда – так есть, и так должно быть, когда речь идет о настоящем Поэте, хранителе Дома бытия. «Слова не умрут», а значит не умрут и поэты.

Сергей ТРЫМАТЕЛЬ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.