Скандал виконта Брука

Жил когда-то таков Сэр Алан Фрэнсис Брук.

Не так чтобы сильно известна фигура в наших широтах, но зря. В декабре 1941 г. он возглавил Имперский Генеральный штаб, и до самого завершения Второй мировой был главным военным советником известного вам всем Уинстона Черчилля. По-моему, его дневник является одним из главных источников для понимания логики действий и намерений западных союзников. Они были опубликованы в конце 50-х и сразу повлекли за собой огромный скандал. Дело в том, что британский нарратив о войне уже сложился в целостную картину, а здесь на тебе — Брук на всю страну и на весь мир рассказывает языком тех дней о военно-политическом руководстве, той определенно великой страны, в этаких не очень розовых тонах. . Честный и критически мыслящий человек. Черчилль, прочитав «Дневники 1-го Виконта Аланбрука», был настолько недоволен характеристикой своей фигуры, что публично заявил следующее: «Никогда не буду говорить с этим человеком, даже если он предложит мне лучшего виски в мире» (!!!) Брук никогда не забирал свои слова назад и был ошеломлен тем фактом, что в демократической стране его дневники (подчеркиваю — не мемуары) подверглись цензурным ограничениям, и при этом довольно суровые.

Его сразу решили опубликовать в СССР, потому что если критикует западных лидеров – наш союзник автоматически, Холодная война идет как-никак.

Я об этой истории знаю от покойного советского историка Олега Ржешевского: начали переводить, и здесь на тебе – оказывается, что несмотря на негативную оценку сталинского режима в целом, а в этом вопросе он настоящий и последовательный консерватор, в нем содержится умеренно положительная оценка роли Сталина в качества одного из лидеров Антигитлеровской коалиции (сэр Алан виделся персонально с ним 3 раза во время войны и оценивал его прагматично, без всякого пиетета). Но это были времена «оттепели», а потому товарищ Хрущев решил, что публикация этого эпического текста является делом неуместным.

Брук был человеком, которого не поняли на Родине и за его пределами. Прошло немало лет, и, наконец, в 2001-м, благодаря усилиям историков Алекса Данчева и Даниэля Тодмана, мир увидел его дневник без цензурных правок. Чтобы вам было понятно, мемуары Жукова без подобных поправок впервые увидели свет еще в 1990 году. Это было 10 издание, первое исправленное и дополненное по рукописи автора. Можно спорить с автором или соглашаться – это ваше право, но факт цензуры является доказанным фактом.

Мораль этой басни такова: нежелание знать правду и слышать публично критический взгляд на прошлое — это не только приход стран с наследием и стойким вкусом того, что у нас часто называют «тоталитаризмом». Нежелание знать правду, к сожалению, является всеобщей практикой. А все потому, что в истории, как правило, не ищут недостижимый идеал под названием «как оно было на самом деле», а лишь удовлетворение собственных априорных идеологических убеждений о прошлом, которое, на самом деле, только комментарии о нашем с вами современности. Поэтому читайте критического сэра Алана, потому что он фигура необычайная. Философское настроение, извините)

Алекс Маринченко