Штайнмайер в законе: на что согласился Киев

Штайнмаєр у законі: на що погодився Київ

Действующий президент Германии Франк Вальтер Штайнмайер предложил «формулу» еще тогда, когда был министром иностранных дел ФРГ и принимал участие на уровне министров во встречах в нормандском формате. Она довольно простая. Особый статус на Донбассе начинает действовать на постоянной основе после того, как там пройдут местные выборы, признаны наблюдателями ОБСЕ, сообщает hromadske.

О выводе войск и контроль со стороны Украины за рубежом до выборов в формуле речь не идет.

1 октября в Минске свои подписи под текстом «формулы» поставили руководитель украинской делегации, бывший президент Кучма, от России Грызлов, от ОРЛО (а именно так было написано, а не «ЛНВ») Владислав Дейнего (министр иностранных дел так называемой «ЛНВ»), от ОРДО Наталья Никонорова (выполняет обязанности так называемого министра иностранных дел так называемой «ДНР») и от ОБСЕ руководитель Трехсторонней контактной группе Мартин Сайдік. Кучма подписал документ на отдельном листе, чтобы его подпись не стоял рядом с представителями так называемых республик.

Именно на выполнении политического блока вопросов минских договоренностей, среди которых закон об особом статусе, выборы и амнистия для участников конфликта, от начала войны на Донбассе и настаивала российская сторона. И именно за невыполнение этих пунктов обвиняла Украину в срыве минских договоренностей.

Украина при президентстве Порошенко настаивала: сначала безопасность, потом политика. Через это нам не отдавали и наших заложников, а в Минске не продвигалось практически ни один вопрос.

Когда же в Украине из российских тюрем вернулись 35 украинских политзаключенных стало понятно, что о политический блок тоже договорились. И вот президент Зеленский сам подтвердил, что формулу Штайнмайера согласовали.

Как читать договоренности?

«Комплекс мероприятий по выполнению минских договоренностей», который был подписан 12 февраля 2015 года в Минске после 16 часов переговоров между Порошенко, Меркель, Олландом и Путиным был не только не выгоден Украине, фактически иностранные лидеры указали нам, которые мы должны принять законы, что изменить в Конституции, и что конкретно в этих законах прописать.

Да, это было принято под дулами автоматов. Уже после подписанных договоренностей, в которых первым пунктом стояло прекращении огня с полуночи 15 февраля 2015 года, украинским военным под обстрелом градов пришлось выходить к 18 февраля из захваченного боевиками и российскими военными Дебальцево.

Закон об особом статусе Верховная Рада приняла, но он никогда не действовал, как и амнистия для боевиков. Украина все время пыталась не дойти до пункта 9 «комплекса мер по выполнению минских договоренностей», в котором черным по белому пишет: восстановление полного контроля над государственным рубежом со стороны Правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования.

И только за ним идет пункт 10, в котором прописано вывода всех иностранных войск с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. И разоружение всех незаконных групп.

А пункт 11 предусматривает проведение конституционной реформы, в котором ключевым элементом будет децентрализация (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие этого закона про особый статус на постоянной основе.

Относительно закона об особом статусе, то в «комплексе мер» тоже прописали, что именно он должен содержать. В конце концов его и приняла Верховная Рада, и он до сих пор действующий. (Но не работает, потому что Украина не контролирует эти территории):

освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, которые принимали участие в конфликте;

право на языковое самоопределение;

участие органов местного самоуправления в назначении руководителей органов прокуратуры и судов;

государственную поддержку социально-экономического развития территорий;

содействии центральных органов власти трансграничному сотрудничеству с регионами Российской Федерации;

создание подразделений народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка.

Совет безопасности ООН своей резолюцией от 17 февраля 2015 одобрила этот документ. Поэтому, когда Зеленский говорит, что будет написан новый закон об особом статусе вместо того, что действует до 31 декабря этого года, то следуя Минске-2 туда мы не так много чего нового можем вписать. Уже все написано в феврале 2015.

Когда президент говорит, что сначала должны выйти войска и что мы должны контролировать границу, а потом провести выборы, здесь хочется больше конкретики, ведь со стороны России о такой порядок никогда не говорилось.

Путина устраивало разведения войск на трех участках линии соприкосновения (о чем уже договорились — это Петровское, Золотое и Станица Луганская), отвод тяжелого вооружения вглубь, и можно, мол, проводить выборы.

В так называемых республиках уже выступили с совместным заявлением, в котором сказали, что Украина контроль над границей не получит.

«Когда он говорит, что выборы пройдут только после получения Украиной контроля над границей, он не понимает, что не ему решать, когда у нас пройдут выборы, а нам. Никакого контроля над границей киевская власть не получит», — говорится в заявлении главарей боевиков Пушиліна и Пасечника.

Как провести демократические выборы

В формуле Штайнмайера записано, что выборы должны быть демократическими и признанными мониторами ОБСЕ. Вадим Пристайко в интервью hromadske также говорил, что Украина согласится на формулу Штайнмайера, если к освещению этих выборов допустят украинские СМИ и наблюдателей.

Остается очень много вопросов, которые еще будут долго согласовывать. Например, кто сможет участвовать в выборах? Главари боевиков тоже? Или нет? А украинские граждане с контролируемых украинской властью территорий?

Если да, то как они будут агитировать и будут ли иметь доступ к избирателям на сейчас неконтролируемых территориях? Кто будет гарантировать их безопасность, если в Минске-2 записаны только мониторы СММ ОБСЕ, которые должны контролировать вывод иностранных войск?

Будет охранять участки и порядок во время голосования украинская полиция? Где будет стоять украинская армия? За линией соприкосновения? Или отведена еще дальше? Когда должны выйти иностранные войска? В Минске это следующий день после выборов, а у Зеленского — в день перед выборами (ходили разговоры и о дне выборов), или за день до старта избирательной кампании?