Шли по заминированному полю с завязанными глазами: как оккупанты по «зеленому коридору» детей из Новой Басани отпустили

Шли по заминированному полю с завязанными глазами:

Дети переходят поле с завязанными глазами Оккупанты зашли в село Новая Басань, что на Черниговщине, в первые дни войны. Они разместили здесь около 850 единиц техники и жили в местных домах. Россияне грабили двор, запугивали жителей села и брали в плен мужчин. Почти месяц русские военные издевались над пленными, держа без пищи и воды в холодных подвалах. Тем временем напуганные женщины с детьми уговаривали кафиров выпустить их из села. Россияне дали разрешение при одном условии — у женщин и детей будут завязаны глаза. Об издевательствах российской армии над жителями Новой Басани местные рассказали «Слідству.Інфо». 

Дорога по центральной улице поселка глубоко повреждена российской техникой. На новеньких бордюрах виднеются следы от бронетранспортеров, а на фасадах домов – mdash; от попадания снарядов. Русской техники здесь было много — по подсчетам сельского головы около 850 единиц.

«Это танки, БТРы, машины сопровождения, САУ, — рассказывает сельский голова Николай Дяченко.

Когда россияне зашли в деревню, они расположились прямо во дворах местных жителей. Их было настолько много, что казалось, они стоят всюду.

«Мы проснулись утром, а здесь танк стоит на огороде, у соседа танк стоит, в отделении связи во дворе тоже танк стоит», — рассказывает местная жительница Татьяна, которая пережила оккупацию. alt=»Шли по заминированному полю с завязанными глазами: как оккупанты по "зеленому коридору" детей из Новой Басани отпустили» />

Танк, оставшийся после побега русских военных из села Новая Басань

Российские военные ходили по домам, забирали телефоны, грабили сараи и запугивали хозяев. Татьяна вспоминает, как военные ворвались на ее двор.

«Они зашли как хозяева! Пришел такой собственный, и стучится в дверь. «Страшно?» — спрашивает. Говорю: «Конечно, страшно, с автоматом пришел». Я за сына, за внучку боялась. Конечно боялась, кто его знает, что у них у изголовья, — рассказывает Татьяна. 

Шли по замененному полю с завязанными глазами: как оккупированные по&у; отпустили

Местная жительница Татьяна и ее кот Будулай

Страх местных можно понять. В первые дни, когда военные вошли в поселок, они застрелили подростка. Четырнадцатилетний Дмитрий Соловей играл со старшим братом в мяч на улице, когда по ним открыли огонь. Мальчика застрелили на месте, а его старший брат получил тяжелое ранение.  

В ужасе и отчаянии местные жители находились более месяца. ЛЮДЕЙ

К Григорию россияне пришли рано утром. Они вломились в дом и забрали его вместе с сестрой в плен. Военные заподозрили их в сотрудничестве с ВСУ — что те могут быть «наводчиками» и сообщать о расположении российской техники. 

«У меня дома было очень много компьютерной техники, потому что я работаю дата-аналитиком. У меня дом старенький, а моя техника не ответила на вид дома», — рассказывает Григорий. 

Григорий вспоминает ход событий во время пленаЕго сестру  вместе с ним забрали в плен, потому что она не боялась русских военных. Через три дня, после допросов и тщательных проверок их отпустили, а всю технику отобрали. 

Жена другого пленника Лиза, рассказывает, что мужчин держали в бесчеловечных условиях без пищи и воды. 

«Они их держали 25 дней в плену, в подвале. Сами прятались в человеческие избы, а пленных держали как живой щит сверху в каких-нибудь сараях. Тогда был мороз –20, там у людей и пальцы отмерзали, и они их друг другу удаляли. Там был ужас. Мой мужчина на 14 кг похудел. Их не кормили, не поели, у них был литр воды на 20 человек в сутки, — рассказывает Лиза.  

Фото сарая, где держали мужа Лизы/Фото, предоставлены Лизой

Ее супруги также забрали в плен по подозрению в сотрудничестве с Вооруженными Силами Украины. Накануне задержания мужчина пытался договориться с оккупантами, чтобы выпустить из деревни детей, которые скрывались от постоянных обстрелов. Однако после этих переговоров по позициям россиян ВСУ открыли огонь. Тогда оккупанты взяли в плен двадцать человек из города.Общаясь со «Следствием.Инфо», бывшие пленные узнали военного, который отдавал приказ задерживать местных. Его зовут Руслан Уралбаев. Судя по его страничкам в социальных сетях, он из Казахстана. Уралбаев имеет тату летучей мыши на теле, что может говорить о его связи с военной разведкой.

Шли по заминированному полю с завязанными глазами: как оккупанты по

его социальных сетей

Григорий напоминает, что у него был позывной «Урал». Именно Уралбаев, по словам мужчины, отдавал приказы расстреливать пленных. Расстрелы, свидетелем которых стал Григорий, были актом устрашения. Российские военные производили выстрелы в воздух у голов пленных, а затем вели на допросы.

Шли по замененному полю с завязанными глазами: как оккупанты по

Фото Уралбаева во время службы в армии/Из его социальных сетей

Лиза рассказывает, что также общалась с этим военным — она узнала его по фотографиям из соцсетей. Если большинство оккупантов были юного возраста, то Уралбаев был значительно старше и командовал другими военными.

«Он был главный и отдавал распоряжение. Все ездили на танках, а он ездил на БТРе. У него даже форма была немного другая: если все они были очень вооружены, то у него было меньше оружия при себе. И он иногда ездил на военном джипе с водителем, его возили, — рассказывает Лиза.

ВСЕ МАЛИ ЗАВ’ЯЗАТЬ ГЛАЗА И держаться за веревку

Лиге приходилось неоднократно видеться с российскими военными. Женщина хотела вывести детей из села, и не прилагала труда даже после того, как ее мужа взяли в плен.

Шли по замененному полю с завязанными глазами: как оккупанты по &t; отпустили

Лиза рассказывает о событиях во время оккупации

В преддверии этих событий Лиза вместе с тремя детьми выехала из Броваров в Новую Басань , переждать обстрелы Киева Туда же приехали ее родственники и друзья со своими детьми искать безопасное укрытие. Зато люди попали в оккупацию.

Шли по заминированному полю с завязанными глазами: как оккупированные

Фото детей, которые были вынуждены скрываться от обстрелов в маленькой комнате/Фото, предоставленные Лизой

«Мы жили шестнадцать человек в одном маленьком доме с кучей детей. Я познакомилась с мамой, у которой был детский дом семейного типа. Она одна и 12 детей. У нее вообще нечего было есть и она говорила: «Мы либо от выстрела умрем, либо от голода». Поэтому мы решили выходить из села вместе. У нас в общей сложности было 24 ребенка, — рассказывает Лиза. 

Женщина наконец уговорила кафиров выпустить детей из села. Те согласились при одном условии: у всех, включая детей, будут завязаны глаза и связанные руки. Военные обещали не стрелять в спины женщинам с детьми, но уточнили, что поле, по которому они будут идти, может быть заминировано.

Между тем подружка Лизы опубликовала в социальных сетях пост с призывом помочь детям выбраться из села. . На связь с женщиной вышли люди, которые заверили, что этим полем идти безопасно. Лиза взвесила все за и против, и повела детей «зеленым коридором». 

Шли по заминированному полю с завязанными глазами: как оккупированные

Дети переходят поле с завязанными глазами/Фото, предоставленные Лизой

Все время за женщиной и детьми шли русские военные, и где-то с середины пути продолжил следить вражеский дрон. Когда группа людей с завязанными глазами и руками, держась за веревку, добралась до ближайшей лесополосы, там их ждали украинские военные.

«Оказывается, с той стороны организовали целую спецоперацию. В лесополосе стояли семь машин, мы сели в них, и как дали 140 км/ч спустя полю, — рассказывает Лиза. 

После месяца оккупации, когда украинские военные освободили село, ее муж также вышел из плена. 

Читать также: Закопанный труп, растяжки и ворованные вещи: остатки лагеря кафиров вблизи Чернигова

Источник: «Следствие .Инфо»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.