Сартр под кремлевской звездой

Сегодня мы часто удивляемся , почему в западных странах так много тех, кто готов петь под кремлевскую дудку

Бывшие федеральные канцлеры, рейтинговые кандидаты в президенты крупных европейских государств, отдельные деятели культуры, известные журналисты. Откуда это нашествие? Корни этого явления имеют очень глубокие. И если сейчас на первом месте явно стоят деньги, то в былые времена решающую роль играла идеология.

Сколько их было — европейских интеллектуалов с мировым именем, которые защищали Сталина, отрицали Голодомор, оправдывали любые преступления и проявляли абсолютную моральную слепоту — потому что так требовала идеологическая мания, руководившая ими. Их было очень много, и давайте понемногу начинать деконструкцию их пафосных и лживых образов.

Сегодня поговорим об одном из них — иконе французских левых, философе и писателе Жане-Поле Сартре. Для меня одно время было большим удивлением узнать, что великий антифашист и левак Сартр почти всю войну спокойно прожил в оккупированном немцами Париже. Причем не на нелегальном положении, как кто бы мог подумать. А совершенно открыто, работая на официальной работе, занимаясь творчеством, публикуя книги, ведя богемный образ жизни. Когда французское правительство в Виши приняло антисемитские законы и запретило евреям заниматься преподавательской деятельностью, великий антифашист Сартр пошел работать на место уволенного преподавателя-еврея в престижный парижский лицей Кондорсе. Как-то это все не похоже на описание скитаний и жертвенной борьбы бойца антифашистского сопротивления, не правда ли?

После войны Сартр становится едва ли не главным публичным адвокатом коммунистической Москвы среди европейских интеллектуалов. Он отрицал большевистские репрессии и Голодомор, ужасы коллективизации и агрессивную внешнюю политику СССР. На каком-то этапе борец за правду и счастье всего мира Сартр дошел до того, что отрицал право на любую критику СССР, потому что это может подорвать веру в светлое коммунистическое будущее.

Что касается гуманизма Сартра, то следует привести такую ​​его цитату: «Революционная власть всегда должна избавляться от некоторых людей, которые ей угрожают, их смерть — единственный возможный путь». Очень гуманно. Жертвы коммунистических экспериментов измеряются в десятках миллионов убитых — но что ж, гуманист Сартр не видел другого пути. И готов был отрицать и оправдывать какие-либо преступления, если это преступления «своих». В его случае – преступления коммунистов. Здесь и гуманизм, и правдорубство, и принципиальность великого философа Сартра все одновременно.

Именно Сартр был одним из первых, кто высказал тезис о «разочаровании» левых интеллектуалов в революционном потенциале рабочего класса развитых государств. Мол, рабочие западных стран стали слишком хорошо жить и не хотят совершать коммунистическую революцию. Поэтому единственная надежда теперь — на страны третьего мира. Там должна произойти революция, которая снесет так ненавистную Сартру и его единомышленникам западную цивилизацию. Затем другие левые добавили в пролетариат из стран третьего мира мигрантов и представителей разных меньшинств в западных обществах — и так заложились основы современного неомарксизма.

Вот так. Продолжение следует.

Андрей ИЛЬЕНКО