С Кобзарем и танками. Как на стыке трех государств встречают маневры России в Беларуси

250 танков, 200 артиллерийских орудий, 25 самолетов, 70 вертолетов, 10 боевых кораблей и, как минимум, 13 тысяч солдат – с таким арсеналом Россия начала учения «Запад-2017» в Беларуси.

Де-факто с сегодняшнего дня российские военные берут в плотное кольцо Литву, Латвию, Эстонию, а также укрепляют свое присутствие на границе с Польшей.

Один из главных вопросов, который волнует Пентагон и штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, – уберет ли Кремль военную группировку по завершению маневров, 20 сентября. Или же главная цель Путина – создать очередной очаг напряженности в Европе.

Учения всерьез обеспокоили и Киев, где опасаются провокаций на северных рубежах.

УП отправилась в село Сеньковка Черниговской области, расположенное на стыке трех государств, чтобы понять, боятся ли украинцы вторжения с севера, и готовы ли здесь дать достойный отпор Кремлю.

Под проливным дождем и холодным ветром двое граждан Беларуси выбегают из сельского магазина и прячутся в иномарке.

Водитель, назвавшийся «Евгеньичем», в закрытом салоне авто примеряет на себя роль политрука. Хоть он и находится на территории Украины, но говорит, не стесняясь, на языке российской пропаганды.

«Мы, рожденные в СССР, за нормальный союз. Хотим, чтобы хотя бы три братние республики жили вместе. Нам не нравится все это сегодняшнее «фуфло». Раньше, хоть и дрались деревня на деревню, но жили в дружбе. Три республики должны быть единым целым«, – заводится, словно c броневичка, Евгеньич.

Он один из тех жителей села, кто регулярно пересекает границу, чтобы погостить у родственников, заехать в магазин или проведать могилы близких.

Здешний пункт пропуска – единственный, расположенный на стыке трех границ. Местные по старой памяти называют его «Три сестры».

В Сеньковке Евгеньич не чувствует себя чужаком и не боится украинских спецслужб. Хотя в этом приграничье с 2014-го года кое-что изменилось: многие стали относиться к приезжим с недоверием. Особенно – к россиянам.

«Ну, что с того, с тех ученый? Россия оккупирует Беларусь? Да никогда в жизни! И Беларусь вместе с Россией на Украину не нападут. Отца же дает вам комбайны для уборки, все нормально», – уверен Евгеньич.

Хоть гость из Беларуси и излучает спокойствие, на этом участке украинской границы вновь появились танки. В Городнянский район ых начали перебрасывать за несколько дней до начала «Запада-2017». В ответ на события в Беларуси, ВСУ объявили командно-штабные маневры, к которым подключили и пограничников.

Под шум тяжелой техники, идущей по трассе в эти дни, жители населенных пунктов Городнянского района вспоминают, как три года назад в полях и лесах окапывались украинские танкисты.

Тогда местные активно помогали солдатам: приносили соленья, молоко, хлеб. Устанавливали дежурства, чтобы накормит служивых.

«Они тогда голые и босые приехали», – вспоминают селяне.

«Весьма плохая жисть»

Ажиотаж, который «Запад-2017» вызвал в США и Европе, Сеньковку не поглотил.

Все дело в информационной гигиене.

В селе, где официально числятся 160 человек, а живет меньше ста, большая часть населения – пенсионеры. В отличие от городских, у них нет времени на просмотр новостей. Работа в огороде и походы в лес за грибами – единственное, что помогает здесь выжить. Когда же появляется свободная минута, народ собирается в магазин, чтобы пообщаться, не вдаваясь при этом в подробности мировой политики.

80-летняя Валентина Гудзь пришла в магазин, чтобы присмотреться к ценам. Несмотря на всего четыре оконченных класса школы и почтенный возраст, пенсионерка гордится, что может долго читать стихи Тараса Шевченко и знает наизусть весь «Кобзарь».

«На барщине пшеницу жала, устала. Не спочивать пошла в снопы, поковыляла Ивана…-сына кормить, – старается не сбиваться женщина. – Да я об учения в первый раз слышу. Я все время в городе, телявизор не включаю – правды в нем нет. Какие у нас новости? Только про огород да про грибы. Сегодня мне нужно взять хлеб да конхфеты для внука. А они говорят – Путин. Ох, и Путин!»

Услышав о Путине, Валентина Михайловна быстро переключается на разговоры о жизни и смерти. Ее прогнозы о будущем, по большей части, пессимистичны. Она говорит, что не завидует своим детям, а заодно и всей украинской молодеже.

«Будя вам детки, как кались, – придет господин да плетками всех будет бить, – делится прогнозом старушка. – Будя, как Шевченко писал. Плохая жисть будя. Весьма плохая. То – не жисть. Скорей бы в земельку отдыхать, только не видать этого. У меня пенсия 1420 гривен. Дак пока не добавляют, хоть и обещают. Пока денег нет у государства. Всякий говорят – что мешки понагребали да сбежали в Россию. Ай-я-яй! Ограбили Украину, а теперь деток убивают!»

Без Баскова и Кадышевой

В 2014-м жители Сеньковки, пожалуй, как никто, пережили настоящий разрыв шаблона.

Состояние, в котором оказались люди три года назад, сельский председатель Юрий Голован описывает двумя словами: истерика и растерянность.

«Мы же здесь всегда мирно жили с соседями. Ежегодно проходили фестивали дружбы. Приезжавшему десятки тысяч человек, выступали с концертами Басков, Кадышева. Были президенты Лукашенко, Кучма, Путин. А потом, когда началась война, все затухла. Вы только представьте себе обстановку. Никто не мог даже подумать, что Россия нападет! Народ в растерянности был. Кто-то даже задавался вопросом: «Что нам делать? Сеять или не сеять зерно?». Все ждали, что Путин отсюда пойдет в наступление», – рассказывает Голован.

По его словам, за три года чувство смятения никуда не исчезло. Народ находится начеку. Вместе с ВСУ и пограничниками.

«Лично мое мнение: мы как-то прохладней стали относится к россиянам, –продолжает Юрий Голован. – Есть недоумение и большая обе на Россию. По разные стороны границы здесь по-прежнему много родственников. Из Беларуси сюда все еще активно приезжают, особенно на поминальные дни. А вот из России стали меньше. Думаю, там тоже боятся. Ну, кто же знает, что у Путина в голове? Сейчас вот учения устроил. Кто бы что ни говорил, а нам всем нужно быть осторожными, пока на Донбассе не настанет тишина – вот так, по-сеньковски, я могу передать всей Украине».

На вопрос, смогут ли жители приграничья хоть когда-нибудь преодолеть обиду на Россию, сельский председатель качает головой: если такое и случится, то нескоро.

«Мне кажется, что такого единения, как раньше, уже не будет. Я вот, к примеру, даже не хочу и не могу смотреть русское телевидение, слушать их радио. И я – не один здесь такой. Смотреть на Соловьева и всех остальных – тошно», – признается он.

Вариант, когда люди, в случае наступления РФ, будут ложиться под украинские танки и мешать ВСУ, сельский председатель Сеньковки даже не рассматривает.

«Не могу это представит. Как так? У нас есть своя страна, свое правительство. Как такое вообще может быть, чтобы пришли чужие люди и начали нами управлять?! Рано или поздно в Украине все наладится. Главное, чтобы никто к нам не лез», – резюмирует Голован.

Чужакам здесь не место

Одна из старожил Сеньковки – 87-летняя Лидия Белоусова. Женщина застала времена, когда село находилось под немецкой оккупацией. Сегодня, на старте ученый «Запад-2017», пенсионерке есть что сказать и вспомнить.

«Помню, как на рассвете мациклеты ихние трещали, как они огородами к нам жемчуг, – рассказывает она. – Но немцы и то так не делали, как сейчас. Немцы – то ведь чужая нация. А мы-то все здесь, рядом. Мы туда, в Россию, шли замуж. К нам тоже шли оттуда. А теперь что выходит? Путин отовсюду прется. Я его по телявизору видела – не дай бог! Скольким калек уже на Донбассе. Скольким можно убивать?».

Сейчас в северных приграничных районах, похоже, достаточно здравомыслящих людей, чтобы распознать провокаторов. Хотя могут найтись и «ненадежные элементы». В Городнянском районе о таких говорят: «Кому рюмку больше налил – поэтому и родственник».

К самым сеньковцам в тех, кто охраняет границу, вопросов нет.

«Если появляется где-то чужой, то нам с десяти телефонов названивают, просят проверить, установит личность», – сообщила УП Ирина Чепа, временно исполняющая обязанности начальника отдела погранслужбы «Горск».

По ее словам, из-за российско-белорусских ученый Черниговский пограничный отряд, отвечающий за 450 км участка границы, перешел на усиленный режим охраны.

«Каких-либо изменений в обстановке, чего-то необычного на сопредельных территориях мы не наблюдаем и такой информации из других источников пока не поступало. Участок границы одинаково усилен и со стороны Беларуси, и со стороны РФ», – говорит Чепа.

Она отмечает, что со стартом проекта «Стена» нелегалов в окрестных лесах стало меньше. Пограничники ждут, когда стэну оснастят датчиками движения, камерами и специальными вышками.

«Нарушители – это, в основном, люди, которым по каким-то причинам запрещен въезд или выезд из страны. К примеру, человек не хочет платит алименты, суд запретил ему выезд, а он едет на заработки в России. Есть люди, которые теряют паспорта, или закончился срок документов. Но они не хотят решать этот вопрос через консульства и посольства», – рассказывает Ирина Чепа.

В этом году в «Сеньковке» отказали в пропуске 63 гражданам РФ. В 15-ти были недействительны документы, 44 человека не смогли подтвердить цель поездки, в 14-ти не было достаточного для въезда количества денег.

«В лесах много танков припрятано»

В первый день учений «Запад-2017» КПП «Сеньковка» продолжает жить размеренной жизнью.

Этим летом, впервые с 2014-го, здесь зафиксировали активность белорусских туристов, едущих в Украину на море. Но 1 сентября поток, по понятным причинам, уменьшился. Что касается россиян, то после начала войны они без надобности в Украину не ездят. Туристов из РФ на КПП встретить практически невозможно.

Оживление происходит по ночам, когда границу в двух направлениях пересекают рейсовые автобусы. Основной контингент – те, кто ездит в РФ на заработки и возвращается с ним домой.

О том, насколько изменился трафик в приграничной зоне, лучше всего могут рассказать дальнобойщики.

Виктор, водитель из Чернигова, говорит, что если до войны на этом направлении в РФ шло около 80% от общего объема грузов, то сейчас – не больше 30%. И то – в основном транзитные из Турции, Румынии, Молдовы, Сербии и других стран.

«Сейчас больше товара идет в Европу, – рассказывает Виктор, который на днях разгрузил в Финляндии семечки подсолнуха. – В Прибалтику «Мивину» везут, дерево. Обратно – бумагу, машинное масло, цветной металл, иногда бытовую технику. В Россию – пиво, чипсы или, например, камень из Житомира».

Проехав около 3000 километров по странам Балтии, дальнобойщик Виктор спустя почти две недели возвращается домой. Он приехал оттуда, где учения «Запад-2017» вызывают больше всего вопросов. В частности, в Литве дошло до того, что спецслужбы предупредили любителей страйкбола воздержаться от тактических игр с 14 по 20 сентября. Таким образом, стараются избежать возможных недоразумений в окрестных лесах.

“В Прибалтике только и говорят, что о “Западе-2017”, они боятся, но стоит ли боятся нам? – водитель задается вопросом и сам отвечает на него: – Опасаться, конечно, нужно. Но боятся – нет. Если вдруг произойдет серьезная заварушка, удержат Россию на черниговском направлении будет очень сложно. Но, во всяком случае, для Кремля это не будет легкой прогулкой. Здесь, у нас в лесах, много танков припрятано».

Евгений Руденко, УП