Россияне на юге Черниговщины: ехали по картам 60-х годов, воровали забирали бензопилы, мотокосы и нижнее белье

Россияне на юге Черниговщины: ехали по картам 60-х годов, воровали бенз ></p>
<p class=Режки российской техники на дорогах Черниговщины С 25 февраля под вечер российская техника зашла на территорию Ичнянского территориального общества. Первые колонны местные разворачивали, уезжая прямо на технику. Валили на дороги деревья, останавливали колонны в сутки.

— С первого дня вторжения никто из руководства не убегал, — говорит Григорий ГЕРАСИМЕНКО, заместитель председателя Ичнянского территориального общества. — Сначала круглосуточно были в штабе, а потом уже расписали дежурство. 25-го вечером вошли первые колонны, а на следующий день горели наши сараны. Как пройдут, так у нас и горит что-нибудь. Остановить хоть на время пытались все: волонтеры, терробороновцы, лесники.

Шел враг по двум основным маршрутам: северному и южному. Со стороны Бахмача через Парафиевскую общину, Бильмачевку, Крупичполы, Вишневку, Припутные, Дорогику, оттуда в сторону Нежина и Бакаевку, Комаровку до Большой Дороги. По этому пути шло больше техники. «РЛСки», «ПВОшки», «Точка-У», танки, «БТРы», большая масса военных автомобилей, заправщики по 10-15 единиц. «Тигры» (бронеавтомобиль) много вреда нам нанесли. Первые колонны проходили более или менее тихо, мирно. Люди выходили на улицы, останавливали, разворачивали, как говорится, голыми руками. А потом уже более жесткие ушли. Бесились, стреляли. Наши активисты, конечно, какую технику начали расстреливать, взрывать, обезвреживать. Тогда начался террор. Особенно когда отступали, не разменивались ни с чем. Стреляли во все, что двигалось.

Южный маршрут работал у них где-то полторы недели. Со стороны Талалаевки через Бережевку, Иваницу, Гродно, Щуревку на Ольшане в сторону Прилука. Дальше полем двигались на Колесники. Сюда шли злые с самого начала.

— Бурят?

— И они, и простые рашики, видели кадыровцев. Последняя колонна самая бесноватая была. Лесники хорошо знают местность, помогали ребятам с маршрутами. Пилили деревья, чтобы хоть немного остановить. Когда до них дошло, то вперед пускали танки, чтобы крушили древесину. Шли по картам 60-х годов, — смеется.

— Вы их видели?

— Лично нет, но когда наши забирали избитую технику, волонтеры, активисты находили их. Наши ребята умудрялись и просто воровать их технику. Завозили в Ичню, передавали нашим военным.

Дорожные знаки все сняли, враги путались, кружились, блуждали. В болотистой местности застревали. В то время как раз дожди шли. Глохли, топливо кончалось.

— Говорят, некоторые удивлялись индюку. Спрашивали, что это такое.

— Было всякое. Но не массово.

Многие активисты брали в плен. Волонтеров, которые гуманитарку развозили. Некоторых обменяли, но есть еще не вернувшиеся ребята. И наши брали в плен. Передавали военным. Что с ними дальше было — не знаю.

— Предатели были?

— Официально, кто помогал врагу, такого не знаю.

— Что воровали, когда возвращались?

— Собачьи будки не забирали, но как что-то хорошее попадалось, то не разминались. В основном, бензопилы, бензокосы, мотоблоки, бытовую технику. Носки, майки забирали из магазинов, новое.

Когда оставались в деревне на ночь, заходили в дома. Если люди отзывались, то рекомендовали оставить дома, погреба. Сами там уже царствовали, пили-ели, брали, что хотели. Если, например, в пустом доме или погребе никто не откликнулся, а им показалось, что кто-то есть — бросали гранаты.

* * *

14 марта в Мариуполе погиб ичнянец Николай Данилец, контрактник ВСУ, водитель-механик. Тело идентифицировали, но на родину еще не доставили. Валентин Левочкин из ржавца, стрелок-контрактник, погиб под Днепром. Тело его тоже не вернули на родину. Ичнянец Сергей Гребенюк погиб в Чернигове 11 марта. Работал нотариусом, пошел в терроборону.

Источник: Юлия СЕМЕНЕЦ, "Вестник Ч" от 19 мая 2022 года

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.