Роман Бессмертный, бывший посол Украины в Беларуси, еще год назад предрекал нападение России на Чернигов

Роман Бессмертный, бывший посол Украины в Белоруссии, еще ></p>
<p class=Роман Бессмертный

В интервью изданию “Цензор.нет” известный украинский политик и государственный деятель Роман Бессмертный рассказал о своих ощущениях того, почему Украину ждала большая война. Хотя, несмотря на собственные предчувствия, политик пробыл несколько недель в оккупированном и печально известном селе Мотыжин на Киевщине, потому что не хотел бросать 83-летнюю мать. В материале герой говорит о мировоззренческой разнице между украинцами и россиянами, а также о том, что именно удержало Лукашенко от полномасштабного вступления в российско-украинскую войну.

— В августе прошлого года мне позвонили по телефону из одного из самых высоких кабинетов и попросили, чтобы я зашел…

— Наших кабинетов?

– Да. Когда я пришел, меня спросили, будет ли война. Я ответил, что будет. И даже назвал, сколько времени она продлится. Дальше, когда меня приглашали на эфиры, я не так грубо говорил, что будет, но пытался объяснять всячески, что нужно готовиться к войне. Ближайшему окружению, с кем я общался – коллеги, друзья – я не просто говорил, я настаивал, что это будет не просто война Украины и России, а что мы идем к серьезному континентальному и глобальному противостоянию.

Но почему я всегда сдержан в высказываниях? Когда я приходил домой, жена меня всегда припирала к стенке и говорила: "Ты же знаешь, что будет война и ты ничего не делаешь" Поэтому я жил в коридоре между тем, что нужно донести до власти и людей: "Готовьтесь, не сидите сложа руки". И тем, что я прекрасно понимал, что от действий людей, подобных мне, зависит, как люди будут вести себя. Я себе отвел время, что через месяц я перестану говорить, что будет, а буду говорить о том, как вести себя в условиях войны.

На последнем эфире, когда меня пригласили на телевидение, я уже стал напрямую говорить , что они пойдут через Чернигов, что там Десна, что нужно там готовиться. Меня убеждали, что со стороны Беларуси ничего не будет происходить. Но я десятки раз отвечал, что никто у Лукашенко спрашивать не будет, и Кремль использует территорию Беларуси, как он захочет.

— Как вам поведение в этой ситуации? С одной стороны, у них не было никакой антивоенной акции. С другой, говорят об актах саботажа на железной дороге и в других местах. Для вас этот стакан полуполный или полупустой?

– Для меня Лукашенко и вся система обороны и безопасности – это враг. Белорус для меня –ndash; полууничтоженный этнос, не подающий сигналов, что он жив. Потому что разницы между этим загнанным белорусом и башкиром, мордовкой нет никакой. У них нет того, что есть в самоидентифицированном этносе, нации – ценностей. Мы живем в системе христианских ценностей. Кто больше, кто меньше. Мы понимаем так, что есть добро, а что есть зло. Тот, кто себя не идентифицирует, никогда в жизни не различает добра и зла. Ибо у него нет этого набора ценностей. Поэтому белорус ничем не отличается от народов, о которых я говорю. Его очень легко поставить в строй и вынудить стрелять. У украинца или кого угодно. И если бы они сюда зашли, никакой разницы между ними и находившимися здесь не было бы.

Почему это не произошло? Потому что они прекрасно понимали, что там полмиллиона украинцев. Потому что эти люди поднялись бы. Вот что удержало Лукашенко. Увязаться в боевых действиях – это означало бы поделить эту страну на две. Западная Белоруссия и Российский протекторат. Лукашенко и камарилья больше пеклись о себе, чем о белорусе, поэтому они и не увязывались в боевых действиях. Где они ошиблись? Для меня совершенно одинаково, как Лукашенко воевал против Украины. Он достоин того, чтобы украинский солдат перешагнул линию границы. Мы до сих пор смотрим на войну, как нам утихали в кино и книгах о второй мировой. Война, которую ведет украинская армия – это совсем другая война. Да, в ней случаются эксцессы, когда неправильно приведенная пушка стреляет в дом. Я видел это, но это эксцесс. Но армия не воюет с гражданским населением.

К сожалению, в большинстве своем мы не понимаем, что ведение войны тоталитарной и демократической страной кардинально отличается. Почему я настаиваю, чтобы украинский солдат перешагнул через границу. Мы много говорим о реформах. Мы их не сделаем, если это не произойдет. Мы останемся полуфабрикатом. Мы должны понять, что такое действовать по закону. И первое, где мы должны действовать по закону – это там, за линией границы. , бывший посол Украины в Беларуси, еще год назад предрекал нападение России на Чернигов» />

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *