Родительская путина: как повлияла на Беларусь российско-украинская война

Из-за союзнической политики Александра Лукашенко со страной-агрессором россией страдает экономика Беларуси (Фото с сайта radiosvoboda.org.)

Здесь сначала надо понимать отличие Беларуси от Украины: в РБ гораздо менее плодородные почвы, практически отсутствуют черноземы, а сама страна — в зоне рискованного земледелия.

 

При этом в Беларуси гораздо лучше, чем в Украине, развито животноводство, особенно мясо-молочное.

&nbsp ;

Поэтому мясом и молочкой Беларусь не только себя обеспечивает с большим избытком, но и в огромных количествах экспортирует в рф.

Кроме того, низкое плодородие белорусских почв частично компенсируется большим количеством дешевых минеральных удобрений собственного производства.

 

Война в Украине серьезно сказалась на белорусском сельском хозяйстве. Из-за санкций и общественного давления в Европе многие иностранные компании отказались импортировать свою продукцию в Беларусь.

Так, например, поступили производитель техники Deere и производитель удобрений Bayer. А поставщики семян и удобрений, которых не коснулись ограничения, перешли на полную предоплату.

 

В результате уже подорожало все: удобрения и средства защиты растений, семена, топливо, комплектующие к технике, цены выросли в целом на 20%. С комплектующими к технике ситуация самая сложная.

 

Даже мощные тракторы МТЗ белорусского производства работают на импортных двигателях. Скорее всего, придется искать запчасти к ним в Китае, благо там есть широкие линейки производств. Но как это повлияет на цены, пока неясно.

При этом в Беларуси цены на такие товары, как молоко и мясо, регулируются государством, то есть производители не имеют права увеличить отпускные цены без дополнительных указаний властей.

 

Если ничего не сделать, они не только не будут зарабатывать, но и начнут выпускать продукцию себе в убыток. И тогда начнется сокращение объемов производства. В перспективе это может привести к тому, что сначала с полок магазинов исчезнут лук, морковь и все, что производят в Беларуси.

Есть ряд проблем, общих для сельского хозяйства РБ и РФ — но на АПК Беларуси они скажутся быстрее, чем на русском. Так, обе страны импортируют до 40% инкубационного яйца и птенцов-бройлеров. При этом импорт сильно опережает качество внутреннего продукта. При инкубации чешского яйца бройлер выводок составил 92%. Выводок турецких кросс достигает 75-80%, а выводок из яйца русских и белорусских бройлеров — 60% — 65%. Плюс потом российский и белорусский бройлер дает худшие привесы на единицу корма.

В целом себестоимость западных бройлеров процентов на 20—30 ниже, чем отечественных. То есть можно пользоваться и российскими кроссами, но себестоимость продукции (и цена в магазине) будет на те же проценты 20&30 выше.

Аналогичная ситуация с семенами и его гибридами. По десяткам культур — это импорт, от тепличных гибридов помидоров до семян сахарной свеклы.

В любом случае, Беларусь сможет обеспечить собственную продовольственную безопасность. Но это произойдет за счет снижения ассортимента продуктов в магазинах, роста цен и общего снижения уровня жизни в стране.

Беларусь: война и ее влияние на производство и экспорт белорусских удобрений

Надо понимать, что сама Беларусь с избытком обеспечена минеральными удобрениями — как калийными (добываются на предприятии «Белорусский»), так и азотными (производятся на предприятии «Гродно Азот» из очень дешевого российского газа).

 

До введения санкций экспорт удобрений (азотных в ЕС, калийных в мире) давал Беларуси от 20 до 30 процентов валютных поступлений в бюджет. Санкции по экспорту белорусских удобрений вводились в течение 2021 года , с множеством сложностей и интриг (Европейцы очень не хотели остаться без белорусских удобрений и без своих доходов от их перепродажи.)

 

Но в результате белорусские производители все же потеряли рынки ЕС и Украины, отчасти — Бразилии. Теперь продукцию (калийные удобрения) пытаются перенаправить в Индию и Китай.

 

Но торговать по коммерческим, рыночным ценам сегодня вряд ли получится — придется продавать с дисконтом. Перестроить бизнес на новых покупателей непросто, на это уйдет с полгода до года. Плюс очень усложнилась логистика. Возникли серьезные проблемы с грузоперевозками: очереди, увеличение сроков, изменение цен. Украина и Прибалтика закрыли для Беларуси выход к морю.

 

Российские порты в Ленинградской области анонсировали перевалку у себя белорусских удобрений, но на самом деле сейчас нет мощностей для этого: соответствующие мощности предполагалось строить в 2022-2023 годах, но возможно ли это сегодня (под санкциями) — большой вопрос.

Также белорусские власти анонсировали поставки удобрений в Китай железной дорогой, через РФ. Но этот путь и раньше, и тем более сейчас загружен по максимуму.

 

Транссибирская магистраль не резиновая, 60% возможностей магистрали занято российскими угольщиками.

Всего в 2020 году Беларусь продала азотных удобрений на $181 млн. Более половины этой суммы принес рынок ЕС. Теперь для продукции «Гродно Азота» придется искать других покупателей.

Не туда едет белорус. .

На долю «Белорусская» в 2020 году приходилось от 17 до 20% мировых поставок калийных удобрений. Цены на них постоянно колеблются, поэтому сосчитать конкретные потери Беларуси от санкций на экспорт калийных удобрений невозможно. Однако в 2022 году потери будут оценочно составлять от $2 до $3 млрд. В России производством калийных удобрений занимаются компании «Уралкалий» и «Еврохим». Насколько я знаю, они не сильно пострадают от западных санкций, потому что их основные рынки сбыта — Индия, Китай, Индонезия, Вьетнам, страны Латинской Америки.

 

Однако теперь сложится такая ситуация: «Уралкалий» и «Еврохим» по максимуму перенаправят свои потоки калийных удобрений на внешние рынки, зарабатывая валюту. ;. Белорусскому производителю это позволит сохранить производство, хотя доходы, конечно, заметно упадут.

Беларусь: война и ее влияние на отток из страны IT-специалистов, ученых и высококвалифицированных специалистов

Здесь важно понимать: массовый отток IT-специалистов из Беларуси начался не с момента нападения России на Украину, а гораздо раньше, после 9 августа 2020 года. , то есть с начала подавления «белорусской революции».

 

В это время началась активная релокация белорусских айтишников за пределы страны (в частности в Украине). Переезжали преимущественно коллективами — полными фирмами, отделами, подразделениями, рабочими группами.

 

Индивидуальная миграция тоже имела место, но составляла (оценочно) не более 30% от общего количества выехавших специалистов. Всего, по разным (очень разным) оценкам, с августа 2020-го и до конца 2021-го из Беларуси релоцировалось около 10-12% высокооплачиваемых IT-специалистов.

В свою очередь, война России против Украины дала новый толчок «отливу мозгов» из Беларуси. Согласно опросу профильного портала dev.by, после 24 февраля Беларусь оставила больше специалистов, чем после 2020 года. После начала военных действий в Украине релоцировались более 30% читателей, заполнивших анкету от 5 апреля. Как оказалось, события в Украине спровоцировали отток самых молодых специалистов (18 25 лет). Среди тех, что уехали после 24 февраля, таких оказалось почти 28%. Для сравнения: среди выехавших после августа-2020 — вдвое меньше.

Большинство релокантов и тогда, и сейчас — специалисты в возрасте от 26-35 лет. Старшие айтишники охотнее выезжали из страны после августа 2020 года, чем в февральскую волну релокации. , чтобы специалисты не работали с территории России или Белоруссии, поэтому чаще всего переезд происходит не по инициативе сотрудника. Заказчики говорят, что не хотят попасть под санкции.

Как говорит директор Центра экономических исследований BEROC Екатерина Борнукова, сегодняшняя ситуация более серьезная, чем в 2020 году, ведь сейчас белорусские компании резко стали токсичными.

 

« . И боюсь, это будет безвозвратный процесс и более активный, если в стране не будет политических изменений. В 2020 году мы говорили, что уехали 5-10% айтишников, сейчас можно говорить о 20-30%, и в первую очередь это коснется продуктовых компаний, — подтверждает в своих прогнозах Борнукова данные IT-фирм.

По ряду оценок, с 24 февраля и по сей день из Беларуси уехало около 100 тыс. человек, значительная часть — именно айтишников.

 

Для 9-миллионной Беларуси это очень много, и отток кадров продолжается. Даже если не говорить о налогах, которые могли бы эти работники платить в белорусский бюджет, стоит посмотреть на зарплаты. Совокупный зарплатный фонд выехавших — около $2,5 млрд в год.

 

Раньше деньги оставались в белорусском ретейле, общепите, фитнес-индустрии, такси, каршеринге, туризме. Этим сферам точно станет хуже. По словам экспертов, экономика может потерять до 4% ВВП.

Кроме того, надо понимать, что большинство выехавших — это мобильная молодежь, которая легко адаптируется. Это значит, что у них не будет большого желания возвращаться в Беларусь даже после смены власти в ней. Около 70% 80% поехавших IT-специалистов в Беларусь уже не вернутся.

Давать оценки относительно ученых и высококвалифицированных специалистов из разных сфер гораздо сложнее. Здесь не было релокации большими организованными группами — специалисты едут поодиночке с семьями.

 

Кроме того, в отличие от ИТ-экспертов, они своей релокации обычно не афишируют. Предварительно потери белорусской высококвалифицированной рабочей силы в технологических отраслях вне IT можно оценить в 10% от общей численности.

 

Дмитрий МАГИЛЕВ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *