Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»

Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке при

Василий Байдак

Известный столичный независимый ресурс «Babel» отправился вместе с волонтерами в деблокированную Черниговщину — чтобы показать своим читателям, как сейчас выглядит регион через два месяца после освобождения от россиян.

Наш регион сильно пострадал в результате российской агрессии: разрушены около 3500 домов, из них почти все — жилые. Кафиры убивали гражданских и мародерили. В селах, оказавшихся в эпицентре боевых действий, уцелевших домов не осталось.

Журналисты и актер шоу «Лига Смеха», участник команды-победителя «Воробушек» Василий Байдак отправились на Черниговщину совместно с волонтерской инициативой Repair Together, помогающей пострадавшим — восстанавливает некоторые дома и привлекает добровольцев разбирать завалы, устраивая в выходные благотворительные толоки.

Редакторша «Бабеля» Юлиана Скибицкая и фотограф Андрей Бойко побывали на одном из таких толок. Они убирали разбитые дома, а местные рассказывали, как россияне искали водку, выводили на расстрел и забирали трусы и носки. Побывали в Ягодном и Лукашевке, как двух самых печально известных селах Черниговщины.
в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»» />

Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами Съезда" /></p>
</p>
<p>В Лукашевке нет ни одного уцелевшего двора. Некоторые разбомблены настолько, что через два дня их не уберешь.</p>
<p>Россияне оккупировали Лукашевку 9 марта. Зашли ко двору, где прятались семьи местных жительниц Любы и Люди, спрашивали, где их сыновья, пишет Скибицкая. Люда сразу ответила, что у них дочери. Люба ничего не сказала — ее старший сын сейчас воюет на фронте.</p>
<blockquote>
<p>— Они [русские кафиры] ходили по той же дороге, — говорит Люба. — Два раза ходили вон огородами — так оба раза и взорвались, на своих же минах. alt=»Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»» /></p>
</p>
<p>Мы смеемся и шутим, что россияне хоть что-то сделали полезное.</p>
<p>Я спрашиваю, мародерили ли здесь россияне. Люба утвердительно качает головой.</p>
<blockquote>
<p>— Они когда ехали [из деревни], то даже картошку вывезли! Особенно их водка интересовала.</p>
</blockquote>
<p>Через несколько часов компания волонтеров и журналистов убрали крыльцо, заваленное кирпичом и трухой. Люба просит ребят еще застелить крышу — и тогда ее семья даже сможет вернуться домой. Люба приносит рубероид и кофе. Пока мы курим и отдыхаем, она охотно продолжает рассказывать о жизни в оккупации.</p>
<blockquote>
<p>— Зашел однажды …бурят во двор. Пьяный, едва на ногах стоит, — говорит Люба. — И шкет такой — низенький, автомат по земле тащится. Ходит и кричит: «Не верите — пристрелю!»</p>
<p>— Они говорили, что пришли нас спасать, — продолжает Люба. — Мы говорим: «К аду кого нас спасать!» Они: «У вас здесь русский запрещают». Я говорю: «Отродясь у нас русский язык не запрещали». Они снова: «Да нет, это вы старшие, а дети уже русского не знают». Но ведь это неправда. Вот у нас и в Чернигове в садах дети на русском тоже говорят.</p>
</blockquote>
<p>Вечером киевляне отправились в Ягодное, что в 20 минутах от Лукашевки. Оно ближе к белорусской границе, поэтому и захватили его скорее — оккупировали  уже 3 марта. Россияне согнали всех оставшихся жителей в подвал местной школы и держали там 28 дней. Одиннадцать человек из тех 350, которые жили в подвале, умерли. «Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»» /></p>
</p>
<p><p><img class=

Волонтеры в Ягодном разбили палаточный лагерь. Василий Байдак развлекал местных и трошников своими остроумиями так, что те не хотели его даже отпускать. Однако самому артисту от увиденного в деревне было совсем не весело. Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»» />

Свои впечатления от посещения знаменитого жуткого подвала в Ягодном Байдак выложил в своем профиле в инстаграмме. Вместе с фотографиями.

“я спускаюсь в подвал.

ниже.

ниже.

воздух сперт. влажное. я дышу не полной грудью. не хочется.

— здесь где-то жило 400 человек, не знаю. то новые, то умирали. вот список умерших здесь.

— от чего?

— от чего! духота. ну и старые. да и холодно.

— я думал, может убили.

— так вот список тех, что убили. расстреляли.

я смотрю на детские картинки. яркие во тьме. они миксуются с календарями и фамилиями. «31.03 — наши пришли!»

— здесь я спал, — мужчина показывает рукой на матрас на картонных листах, — а здесь дитя месяцев с три.< /strong>

— так вы здесь тоже были?

— а где же!

— а сколько времени?

– какое время! месяц!

местный диалект выставил меня дураком.

– нас всех согнали сюда. держали как заложников, чтобы мы никуда не ушли и ничего не говорили никому. а тут люди спали, а сверху над ними туалет на первом этаже. то когда россияне ходили туда, то текло, капало. то они оно как.

под трубами висят бутылки и ведра. я вдыхаю еще меньше воздуха.

— вот крючки, это чтоб места больше. а этот метеорит на дом летит – это так дети рисовали когда бахкало. здесь и собаки были. и котики тоже.

голос мужчины остается позади.

вверх.

вверх.

я вдыхаю чистый воздух полной грудью.

— месяц… — шепчет в голове.

******

— я можно с вами сфотографироваться!

— конечно!< /p>

— я тоже была в том подвале. это ужас! но уже нормально, — девочка улыбается, — спасибо!

*******

— я же двухсотая наших местных вывозил. вот в этой, я ее собрал.

я смотрю на ярко-салатовый микроавтобус.

— а у нас родственница покойной сестры папы моего в Коронке, что здесь рядом, умерла. ее убили.

— а так я ее вывозил в Чернигов.

— да??

— старый дом разрушило?

— да, да, попал снаряд…

– ну вот, вот! она у окна была, а русские увидели, что шторка двигается, они видимо подумали, что наводчики на технику их. да они два раза в дом, ее убило осколками, даже в сердце один, сына ранило. ее во дворе похоронили, а потом откопали и я ее в Чернигов завез. а дом, да там даже несущую стену снесло. а кухни прочь и нет.

помню, как там малышом играл в той комнате. большой стол, большая семья.

— спасибо.

село Ягодное, Черниговская область. 20.05.22”

Оккупанты вели всех в подвал местной школы. Житель Ягодного Руслан говорит, зачем им это было нужно.

— А вынести все? Мы только за порог вышли, оно уже несет все из дома. Кролики мои забрали, все трусы вынесли! Носки!

— А нафига им ваши трусы? — удивляется кто-то из ребят.

— Ха-ха-ха, нафига! А как ты думаешь, кто здесь был? Думаешь, кацапы? Нет, из Тувы! А что они видели в Туве? Это самая бедная их республика. Они в жизни света, асфальта не видели. Ходили здесь, смотрели — а что это такое? Оно стоит — малое, грязное, в этих резиновых сапогах. И наши когда зашли — высокие, красивые.

Юлия Скибицкая спрашивает у Руслана, сотрудничал ли кто-нибудь из местных с россиянами. Человек, кажется, искренне удивлен вопросом.

— Никто! Ни одного, кто бы с ними что-то там как-то, не было такого.

Волонтерская инициатива Repair Together занимается несколькими направлениями. Помогают людям в деревнях восстанавливать дома — устанавливают новые окна, привозят гуманитарку и устраивают толоки. Деньги собирают донатами — планируют, что могут полностью отказаться от украинских донатов и собирать только западные деньги. Эта толока — четвёртая. Первые два были без ночлега, но организаторы говорят, что такой формат не очень удобен, потому что много времени отнимает дорога из Киева.

Разбирать завалы в Ягодном и Лукашевке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»

Разбирать завалы в Ягодном и Луговке вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»

Разбирать завалы в Ягодном и Лука вместе с волонтерами приезжал и звезда «Лиги Смеха»

Читать также: Установлены фамилии россиян, пытавших людей в Ягодном

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.