Пусть мир услышит правду о нашем роде: какой будет идеология Украины после победы над россией

Пока украинцы медлили с распространением информации о себе, россияне активно распространяли свои мифы.
(Источник: armyinform.com.ua.)

Еще не известно, когда закончится российская агрессия против нашей страны, а уверенные в своей победе украинцы уже разрабатывают планы восстановления разрушенных городов и сел.

 

Действительно, мы так быстро хотим видеть новые улицы и проспекты, искренне верим в то, что все заново сооруженное будет лучше, величественнее…

Но удивленный нашей отвагой на фронтах мир сможет от нас самих наконец-то узнать истинные истоки этого цивилизационного феномена?

 

Снова ли наше государство, как и после провозглашения независимости в 1991 году, пренебрегает своим долгом представить человечеству свое видение своего прошлого? В который раз начнем согласовывать с соседями, как нам писать нашу историю?

Возможно, это мы должны сами, потому что не сумели за тридцать лет независимости донести свою правду до мира, зато российские пропагандисты старались, особенно в годы правления путина.

Мы не приложили усилия, чтобы раскрыть миру, что украинцы — отдельная нация

Известно, что президент США Вудро Вильсон, который, выдвигая в январе 1918 14 пунктов мирного решения спорных вопросов, накопившихся в международных отношениях в конце Первой мировой войны, не упомянул об украинской нации — он мог о ней просто не знать. В конце концов, американцы, как и их союзники, веками уже привыкли иметь дело с царской россией. Поэтому они и хотели ее возрождения, а когда там победили большевики, Запад пошел на сотрудничество с красной Москвой, хотя она на его глазах организовала невиданный в мировой истории геноцид украинцев, забрав у них хлеб.
    

Следовательно, до Второй мировой войны украинский вопрос не стоял в повестке дня международного сообщества. С началом широкомасштабных боевых действий в Европе в 1939 году также никто не упомянул на Западе о праве нашего народа на свободную жизнь, хотя тогда уже было освящено кровью провозглашения Карпатской Украины 15 марта, а организаторы восстановления Украинского государства 30 июня 1941 года во Львове. главе со Степаном Бандерой сидели в гитлеровском концлагере.
    

И только государственный чин руководителя националистического подполья Романа Шухевича, который во главе повстанческих оружий продолжил борьбу за самостоятельную и соборную Украину и после окончания Второй мировой войны, заставил Запад обратить внимание на это непостижимое явление сопротивления.

&nsp ;

А когда Москве благодаря жестоким карательным акциям удалось подавить наше национально-освободительное движение, то и в Европе, и за океаном, уже в условиях холодной войны, начали прислушиваться к украинской диаспоре, продолжившей его координацию — вплоть до восстановления независимого государства на его родных землях.
    

Правда, после этого события наше общество уже должно рассчитывать на свои собственные силы в строительстве новой жизни, за которую так единогласно проголосовали на Всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года. Ибо сначала Запад не спешил поддерживать нашу независимость, вытаскивая из глав независимой Украины обещания отказаться от ядерного оружия, и в то же время наблюдал за процессом создания нашего собственного войска.
    

Можно приводить много примеров неудачных экспериментов новейшего украинского государства, когда искушенные веками неволи украинцы пробовали возродить собственные демократические традиции, натыкаясь на разные препятствия.

 

К каждому президенту Украины найдутся претензии по поводу неумелого проведения в разбушевавшейся политической и экономической жизни государственного корабля. Но, как сейчас становится однозначно убедительным, одной из важнейших ошибок было пренебрежение идеологией независимого государственного строительства. А ее творение с первого дня заключалось прежде всего в осознании не только собственных граждан, но и всего мира правдой нашей истории.
    

Это мы сами не приложили надлежащих усилий, чтобы раскрыть миру, что украинцы — отдельная нация. Тем более, что главная задача, которую уже тогда взялась выполнять российская идеологическая машина — украинцы и россияне, как и белорусы, — один народ, следовательно будущее за единственным словским государством.

 

И именно это превалировало в попытке Москвы навязать общее видение прошлого, которое хотели представить через согласованные учебники по истории, на что мы согласились. Ну и что дали те встречи со «старшим братом»?

Души солнца и люди болот

А ведь можно было сразу разъяснить всем, что до первых контактов наших предков с угро-финнами во второй половине Х века , что заселяли тогда территорию от Балтики до Урала, мы с ними были совершенно разными — земледельческие племена и охотничье-рыболовные.

 

Именно последних, завоевав силой, киевские князья как русичи (русские, то есть украинцы в нынешнем понимании) русифицировали с помощью насаженной здесь православной церкви и набросили им форму нашего самоуправления. А татарская орда придет туда через двести лет, после чего остановится организованный приток украинской элиты для духовного развития тех территорий.
    

Эта проблема, как и отсутствие собственной самодостаточной вооруженной силы, заставят московских правителей в будущем рекрутировать ее за счет украинского казачества, вытворившегося на грани двух миров. христианского и мусульманского.

 

А после Переяславского совета 1654 царское самодержавие не только стало использовать наше казачество в своих имперских завоеваниях, но и многое сделало для того, чтобы не только подчинить себе свободолюбивый украинский народ политически и экономически, но и духовно, создав такие условия для наших выдающихся деятелей культуры , науки, образования и техники, чтобы их творения считались достижениями русского народа.
    

Однако события столетней давности показали, что украинцы остаются отдельной нацией. Сто лет назад выдающийся русский писатель Максим Горький на встрече с украинцами Москвы в ноябре 1916 года указал конкретно на отдельный, самостоятельный тип украинца.

 

«Для меня, — сказал он, — не подлежит сомнению, что душа народа, его характер, способности, культура и весь жизненный строй зависит от солнца. Так же, как все живо, что мы видим на нашей земле. Я своими ногами перешел россию по разным направлениям, — говорил Горький. — Хорошо знаю почти все ее края и углы от черноморских степей безграничных до мрачных северных боров и тундров.

 Всюду я жил с народом и присматривался к нему, и для меня ясно, что душа украинца, которая растет и купается в ярких и горячих лучах полудня, есть и должна быть не только другой, но во многих случаях противоположной душе выросших и находящихся свой век в сумерках и холоде северных лесов.

 

Кроме того, она должна быть богаче, в ней должно быть больше красок, значит и культура, которую эта душа творит, должна быть богаче, разнообразнее, она должна сиять радостями жизни.

 

Широта мысли, жажда воли, счастья, красоты, потребность в живом творчестве должны характеризовать и действительно характеризуют то, что дал и дает миру украинский народ. Я убежден, что культура украинского народа, по сути своей, выше великорусской…
    

Ласковое небо, яркое солнце, душистая степь, полная звуков, теплое шумящее море, в какой-нибудь Херсонщине или Екатеринославщине и вдруг Заволжье с бескрайними вековыми суровыми борами, тяжелый сумрак, зимняя морось и где-то глубине «бом!.. бом!..».

 

Это скит раскольничий, это отшельники, аскеты, отрекшиеся от радостей мира и ищущие правды в сухих бумажках старопечатной книги, сжигают себя на кострах, закапывают в землю, спасаясь от антихриста… Два совершенно разных мира! Может ли быть у них одинаковая психика, одинаковая речь, одно мировоззрение, одинаковый жизненный порядок? Ясно, что нет! И этнограф, и филолог, и экономист, и политик, и религиозный исследователь докажут это нам с полной наглядностью…».
    

То есть и через тысячу лет не сошлись ментально два соседних этноса, несмотря на принудительный характер этого родственника. Поэтому неудивительно, что в 1917 году, когда начала рушиться российская империя, украинцы потребовали свободы и попытались зажить самостоятельной жизнью. Факты истории свидетельствуют о том, что самостоятельному волеизъявлению нашего народа противилась именно Россия. и белая, и красная.

 

Большевики, организовав три войны против независимости Украины, постоянно инструктировали свою пятую колонну в Украине, как и в 2014-м, и 2022 годах, о приемах захвата власти. Например, 18 ноября 1917 года по прямой проволоке Сталин, в частности, диктовал ей директиву о созыве совета для захвата власти в Украине.
    

Очень эти директивы схожи с теми, которые раздавал сепаратистам Крыма, Харькова, Запорожья, Одессы в феврале 2014 советник президента РФ Сергей Глазьев, призывая проводить сессии областных советов, на которых создавать «народные республики» и обращаться за помощью в Москву. А разве не это самое видим и сейчас на оккупированном Россией юге Украины?
    

Еще в апреле 1918 года, когда украинские большевики требовали признать  созданное для них Лениным так называемое социалистическое государство, однако это могло сорвать мир с Германией, из Москвы прозвучало резкое заявление наркома в делах национальностей Сталина: Достаточно поиграли в правительство и республику.
   

Точно так же произошло и с оккупацией Крыма — сначала на штыках русских «зеленых человечков» провозглашается независимость полуострова, а затем он включается в состав Российской Федерации.

 

По такому же сценарию возможно присоединение ОРДЛО. И это все можно было прогнозировать еще с 27 августа 1991 года, когда представители Москвы Собчак и Руцкой прилетели в Киев и требовали от руководства только что провозглашенного независимого Украинского государства не выходить из состава СССР, иначе у нас заберут Крым и Донбасс.
    

Да, это необходимо было своевременно анализировать и принимать соответствующие меры по идеологической поддержке государственной независимости на опережение, в том числе через распространение этой информации в мире, а у нас занялись написанием общих учебников.

« там одурели?..»

Как при таких обстоятельствах Запад мог видеть нас отдельными и солидными партнерами, когда мы продолжали угождать тем, кто угрожал у нас забрать наши конституционные территории?

    

В последние годы мы апеллируем ко всему миру с просьбой признать совершенный Москвой Голодомор 1932—1933 годов геноцидом украинского народа, который забрал, как с середины прошлого века украинская диаспора постоянно отмечала, от 7 до 10 миллионов наших соотечественников.

<>  

Но как на это обращение могут реагировать, например, в США, когда там видят непонятные инициативы со стороны украинских научных институтов Северной Америки — ограничить количество потерь в 3,5 миллиона украинцев, так считают некоторые зарубежные исследователи (они никогда, кстати, не работали с первичными документами украинских архивов).
    

В это трудно поверить, но действительно руководители Украинского научного института Гарвардского университета, Канадского института украинских студий, Ассоциации украинских научных институций Северной Америки, Украинской свободной академии наук в США, Научного общества имени Шевченко в Нью-Йорке подписали письмо к председателю оргкомитета по открытию в Вашингтоне Мемориала жертвам Голодомора с просьбой не говорить на церемонии о потерях от 7 до 10 миллионов…
    

Так как это могут воспринимать американские конгрессмены, которые должны проголосовать соответствующий документ? Тем более если общеизвестно, что отдельные подписанты упомянутого письма отмечены Украинским государством высокими наградами, а авторов подготовленного в Киеве и привезенного за океан его проекта почтила наша диаспора именными премиями.

 

Следовательно, законодателям с Капитолийского холма остается только ломать головы над тем, есть ли еще где-то в мире нация, которая просит втрое уменьшить свои потери во время ее геноцида.
    

Такие сомнения усугубляются и абсурдом, в который втянулась часть нашей интеллигенции, поддерживая тех, кто отрицал это преступление геноцида в советские времена, а теперь организовали на сайте «Исторической правды» протесты против выводов следствия, осуществленного по поручению Генеральной прокуратуры Украины еще с 2009 года. А они утвердили, что жертв в УССР и на украинских этнических расселениях Северного Кавказа было 10 миллионов 500 тысяч человек. То есть такое количество, на котором десятки лет до этого настаивала наша диаспора.
    

Как будут оценивать зарубежные политики тех стран, которые мы просим признать Голодомор-геноцид, удивительно добровольное умаление нами самими потерь украинцев в 1932—1933 годов после обнародования материалов досудебного расследования трагедии Голодомора-геноцида?

&nbsp Тем более, когда известно, что ни один из этих подписантов не работал с первоначальными материалами отечественных архивов, а только полагался на авторитет тех, кто просил подписать петицию. Кстати, это своего рода «победобесье» остановилось только после громкого возмущения известного юриста из США Богдана Футея: «Подурели ли вы там?..».
    

Но именно на таком фоне открывается пространство для российской пропаганды, прилагающей большие усилия для того, чтобы завуалировать спланированное преступление Кремля против украинского крестьянства в 1932—1933 годах.

 

И если этот Голодомор в Украине раньше Москва не признавала вообще, то в связи с открытыми документами там теперь пытаются убедить мировую общественность в том, что мол, голодали все народы Советского Союза.

 

В частности, составители сборника «Голод в СССР» заявляют: «Не обнаружен ни один документ, подтверждающий концепцию «голодомор — геноцид» на Украине или хотя бы намек в документах на этнические мотивы случившегося, в том числе в Украине.
   

Но почему же тогда постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 14 декабря 1932 года «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области» за невыполнение нереального плана белорусские села Смоленщины не наказывают прекращением своего национального развития и выселением в восточные районы СССР, а 14-тысячную украинскую станицу Полтавскую на Кубани, где существовал Первый всероссийский украинский педагогический техникум, депортируют в Казахстан с ликвидацией его названия. Такая же участь ждала и 20-тысячную украинскую Уманскую станицу, переименованную в Ленинградскую.
    

Пожалуй, нужно нам почаще напоминать и о постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 15 декабря 1932 года «Об украинизации в УИК, Казахстане, Средней Азии, ЦЧО и других районах СССР», которым официально прекращается возможность духовного развития украинцев за пределами УССР.

 

Она также не печатается ныне в России — вроде бы такой не существовало. Но согласно свидетельству заведующего Тайным отделом ЦК ВКП(б) Поскребышева, этот документ следует искать в протоколе политбюро ЦК ВКП(б) № 126, пункт 50 /22.
    

Изъяв все съедобное у украинского населения, московские власти не позволили ему раздобыть продукты питания в других регионах СССР. Постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 22 января 1933 года о запрете выезда за хлебом касалось только крестьян Украины и Кубани, где по переписи 1926 года украинцев насчитывалось 915.450, то есть более двух третей всего населения. Может показаться странным, но и на этот документ почему-то не обращают внимания современные российские историки.

Информацию о Крыме мир получал из российских нарративов

Еще один вопрос, который запущен нами, — это проблема Крыма. Как известно, все документы однозначно утверждают, что полуостров передавали нам по просьбе самой России. Верховного Совета РСФСР от 7 февраля 1954 года с просьбой взять Крымскую область в свой состав. Через неделю, 13 февраля 1954 года, оно рассмотрено Президиумом Верховного Совета РСФСР положительно, о чем информируется Москва.

 

И только после этого Президиум Верховного Совета СССР принимает указ о передаче РСФСР Крымской области, в составе которой находился тогда и Севастополь как административно-хозяйственный центр республиканского подчинения.
    

Но поскольку этот вопрос не интересовал руководство Украины, тем более для распространения объективной информации за рубежом, то мир получал ее из российских нарративов. Волонтерские наработки, если так можно выразиться, власть нашей страны не интересовали.

 

Например, подготовленную по предложению украинского юриста из Торонто Владимира-Юрия Данилива книгу автора этих строк «Украинский Крым» было по инициативе и содействии покойного Любомира Гузара переведено на английский язык. Однако наши чиновники не нашли возможности безвозмездно передать ее в разные страны мира, чтобы там знали правду от нас, а не от российских пропагандистов.
    

Почему-то наше государство до сих пор считает, что гражданское общество должно это делать. Чего же тогда удивляемся, что Запад настороженно относится к нам, во многих случаях тщательно взвешивает свои шаги, прежде чем сделать какую-нибудь важную навстречу Украине. Он внимательно анализирует, как мы реагируем на его усилия в нашей поддержке.
    

Может, поэтому Запад начал оказывать нам надлежащую вооруженную помощь только тогда, когда убедился, что с началом российской агрессии в феврале 2022 года именно украинский народ, как и его войско, готов с полной отдачей бороться за независимость, как это он показал уже и в 2004-м, и 2014 годах.
    

Поверили украинцам, потому что они единодушно встали на герц с врагом, как и во времена Хмельнитчины, когда «все, что живет, поднялось в казачество»…

&nbsp ;

Владимир СЕРГИЙЧУК, заведующий кафедрой истории мирового украинства Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, доктор исторических наук, профессор

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.