Почему Андрей Курков не напишет о Вадиме Собке

Михаил Сидоржевский, глава Национального Союза писателей, спровоцировал посмотреть разговор Сергея Жадана с Андреем Курковым. Первый сетовал на двух других, что говорят об Союзе. Так и говорит председатель НСПУ – чего они мол о Союзе говорят?! Так говорит, будто Союз – это интимная жизнь господина Михаила, куда сторонним нельзя. Открою секрет главе НСПУ – говорят об Союзе потому, что он Национальный. Поэтому и говорить о нем имеют право все – даже дворники и маркетологи, если бы они того захотели… Кстати, если бы об Союзе именно эти категории говорили – то и доказывало всем и вся, что Союз действительно Национальный…

Кстати, при случае – а почему бы не поговорить об Союзе, который должен инициировать процессы в сфере культуры? Начиная, скажем, с создания профсоюза писателей, который отстаивал бы их интересы перед издателями, издающими книгу тиражом 10 тысяч, а пишут – 3 тысячи и платят писателю несчастные копейки, как за 3. Или почему бы Союзу не инициировать процесс пропаганды украинской книги через посольства – кто пробовал? Инициировать ли выпуски фронтовых песенников, «Кобзаров» и т.п.? Начать ли вместе со снувшей «Просветительством» войну против вывесок на иностранном языке в наших городах (и этот язык не русский, кстати)? Но многое мог бы сделать Союз со статусом Национального, но поскольку я не член Союза, то и по логике его руководителя говорить об этом не имею права…

Да и Бог с ним! Хотя, между прочим, говорят, Юрий Винничук где-то высмеивал над моим писанием, назвав попутно меня членом НСПУ. Исправьте, пан Юрий, я не в том реестре…

Но, собственно, я хотел сказать о другом. Андрей Курков в той передаче иногда говорит об интересных вещах. Мне, как человеку, работающему над жизнеописанием Левка Лукьяненко, было интересно услышать, как он сетует на отсутствие в Украине биографической литературы. При этом правильно замечает, что было интересно читать не только биографии так сказать положительных писателей, действительных властителей дум, но и тех приспособленцев, адептов «социалистического реализма», которые были еще сравнительно недавно в каноне. При этом он назвал Вадима Собко.

Действительно, было бы хорошо, если бы такая биография появилась, потому что понять эпоху можно не только из-за судьбы героев, но и из-за антигероев. (Для юных – Вадим Собко это такой кондовый украинский советский писатель, железобетонный классик коммунистической литературы). Однако странно слышно сетование писателя на отсутствие каких-либо произведений. Так сядь и напиши! Ты писатель!

Но нет, Андрей Курков о Вадиме Собке не напишет. Знаете почему? Ведь никто под такую ​​книгу грант не даст. Никто не позовет Куркова с такой книгой на представление во Франкфурте или Барселоне. Но даже его женщина – англичанка такой книги не будет читать. Она им неинтересна. Украинская история интересна прежде всего украинцам, а живущий в Украине русский писатель и не станет писать, и не обязан писать о нашей украинской истории. Кстати, биография Петра Шелеста, об отсутствии которой говорил Курков, в Украине вышла – ее автор Юрий Шаповал. Ну, но глава Украинского Пен-клуба Андрей Курков о ней не слышал…

Разговор можно было бы продолжить, но не знаю стоит ли. Потому что и мне господин Сидоржевский скажет – чего ты об этом Союзе говоришь!

Василий ЧЕПУРНЫЙ