По дороге через Батурин

Шаровидные ивы катятся к востоку, имеющем привкус дыма и вишняка. И входишь в Сейм, как в Иордань-реку, и остановишься – ни ходу, ни броду.

А сзади подгоняет вечер-ночь: Ищи тепла, где убежище и стены. За стенами деревьев молчит Батурин. и тишина эта, как по живому – нож.

Луга-луга, нет вам замены. Тополь трепещет, как знамя. Здесь, говорят, бьется сердце Украины, вырванное когда-то давно.

Теперь же выводились и тени тех времен, что с врагом на «ты». Лишь послание на тополиным листе и птице, озвучивающие шрифты.

Мир осени, пока смеет глаз… Пролито туч бешеное молоко. Собирается в дождь. Кричит глухая сорока. Держитесь, луга. Прощай и ты, река.

Теодозия ЗАРОВНАЯ