Писали бы мы сейчас доносы?

Писали бы мы сейчас доносы?

Ивана Микитенко (1897-1937), для которого этот год юбилейный, — 125 лет со дня рождения и 85 лет со времени трагической смерти, — мы учили в школе, в частности его рассказ «Братья». Не помню, что я еще читал, возможно, его пьесу «Диктатура». Эта книга, вышедшая в 1956 году, сразу после реабилитации писателя, уничтоженного во времена разгула сталинских репрессий. Его нашли убитым в Голосеевском лесу, приписав самоубийство. В книгу вошла повесть «Гавриил Кириченко – школьник» и «Вуркаганы». Обе написаны в 1927 году, а через год были напечатаны. Повести очень хорошо выписаны.

В моей деревне жил мужчина, которому в конце 40-х или начале 50-х дали 10 лет тюрьмы только за то, что у него нашли роман Никитенко «Утро».

Но сейчас Микитенко под ярлыком советским, а еще обвинен в гонениях на неоклассиков. Забывают, что 1929-1937, начало репрессий и их пик, были так срежиссированы НКВД, что украинские художники друг друга поливали грязью и друг на друга доносили. Уже не напоминают, что Зеров выступал на процессе СВУ; что Курбас не терпел Садовского и Ефремова; что Фитилев воспевал большевистский рай, а Кулиш, Николай, оставался верным сыном КП(б)У.. Когда я смотрю на судьбу шестидесятников, а они повторили судьбу Расстрелянного Возрождения, только не расстреливали их, а заставляли сотрудничать с КГБ, то там и же история. Когда я вспоминаю т.н. литературные ссоры 90-х, и там та же история, только время дало возможность не писать доносов и не выступать на судебных процессах, как в 30-х или 1965 и 1972. Помню, как в 1997 на выставке Ивано-Франковского художника сказал одному классику -феноменцу: «Если бы повторился 1937 год, мы бы так же писали доносы друг на друга. Неужели это нельзя прекратить?» И ответ моего оппонента тогда поразил: «Ну и что? Это нормально. Так бы и поступали».

Поэтому в разговорах о литературе должны ставить критерий эстетический, а контекст биографический не выбрасывать или забывать, а комментировать. И он не должен стать причиной замалчивания или выброса творчества писателя из истории литературы. Это не научит никого, но, по крайней мере, будем честны перед собой. Ибо искусство всегда питается мировоззренческим и эстетическим противостоянием, только власть либо использует его в своих нуждах, либо игнорирует. Но всегда страдает национальная культура…

Евгений Баран

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *