Пентагон увлекался умелой стратегией обороны Чернигова

Пентагон увлекался умелой стратегией обороны Чернигова

Начинается часть о Чернигове Гончаровском. Полковник Леонид Хода был готов к худшему и заранее перенес горючее и еду в замаскированные безопасные районы и разозлил свои войска подальше от базы в поле. Он приготовился в последний раз попрощаться с супругой, но стал одной из ключевых фигур обороны Чернигова. Российские войска, численность которых приближалась к 30 тыс. человек, пересекли границу с трех направлений в Чернигов. Они планировали захватить город за 3 дня и создать мощное давление на столицу с южной стороны и вместе с высадившимися в Гостомеле войсками захватить столицу. Поставить марионеточное правительство, которое бы провозгласило капитуляцию Украины. Таков был план. В течение следующих 5 недель они не смогли захватить город и вынуждены были отступить. Это сыграло еще одну решающую роль в провале «блицкрига» москвы. Между этими 30 000 россиян и восточным флангом столицы стояла 1 Танковая бригада из примерно 2000 военных. Руководитель бригады принял решение покинуть базу в Гончаровске и помчался в Чернигов. Здесь был создан передовой командный пункт.

Ожидая у шоссе севернее города, его роты устроили засаду и уничтожили первую русскую колонну, обстреляв формирование из артиллерии с такого короткого расстояния, что россияне не успели среагировать. Так же была уничтожена и вторая русская колонна. Атака остановила наступающие силы и дала возможность выиграть критическое время для строительства обороны города и сбора собственных войск.

Россияне пытались взять город «массой». ВСУ вытесняли эту «массу» на узкие участки местности — грунтовые дороги, которые были непроходимы, тали поля или болота, которые бы задерживали транспортные средства и потребляли больше горючего. Мосты и переправы были заминированы и заблокированы.

«Мы заставляли их пройти по определенным маршрутам, где бы потом взорвали их и отрезали», — говорит генерал-майор Виктор Николюк, главнокомандующий ОК «Север».

Эта стратегия вызвала восхищение в Пентагоне.

«На этом направлении было около 30 боевых групп россиян. Их остановила только одна украинская бригада. Я не знаю, кем был этот командующий, но он остановил их по пути», — цитирует газета генерала Марка А. Милли, главу Объединенного комитета начальников штабов (аналог нашего Залужного).

По словам Николюка, старый советский способ ведения войны, когда командиры предоставляли офицерам мало свободы для принятия решений и пытались одолеть врага, посылая огромные массы сил, оставался характерным для России. «Мы убивали двух-трех человек, а на их месте появлялись другие. Первые еще лежат, а эти ребята наступают. Просто 1941 год, когда для командиров жизни личного состава ничего не значит».

Виктор Николюк отмечает еще одну причину поражения россиян «Они уверены в себе и считают, что Украина маленькая. Россияне считают, что просто могут передавать нас, просто проехать по танкам и все». Как это произошло западнее Киева, россияне полностью заглушили связь и спутниковые сети украинцев, оставив Ходу и других без связи с солдатами на передовой. Украинские командиры разошлись по позициям своих войск, чтобы общаться и отдавать приказы. Здесь сыграла свою роль навыки, которые с 2014 года ВСУ переняли у западных партнеров — офицеры низшего уровня знали, что должны действовать в соответствии с ситуацией, а не ждать команд от штаба. Эта инициатива – ключевое отличие двух армий.

Коммуникации были полностью парализованы, и здесь огромную роль сыграли местные жители. «Приходилось работать через информаторов. Я не собираюсь выкладывать все карты на стол, но мы с 95-процентной точностью знали даже их малейшие движения другими способами. Это все были местные», – говорит Леонид Хода.

Газета приводит бои за холм в Новоселовке, как пример украинской воли бороться вопреки всему. «Держите этот холм, иначе Чернигов будет у россиян на ладони», – приказал Хода. В течение нескольких дней наши бойцы защищали его, несмотря на жестокую российскую бомбардировку из танков, реактивных систем залпового огня и, наконец, фугасных бомб FAB-500, уничтоживших большую часть самого холма. Практически все причастные погибли и были найдены в импровизированной могиле на вершине. Но они не сдались…

Также в статье отмечается роль территориальной обороны в защите Чернигова. В первые дни войны в ее состав записались тысячи добровольцев. Хотя большинство из них были неопытными бойцами, они взяли на себя решающую и опасную роль, обеспечивая критически важную дополнительную живую силу.

Об авиации. В первые дни россияне преобладали в небе над Черниговом. Помните, как в начале марта самолеты терроризировали наш город, ежедневно сбрасывая бомбы на гражданские объекты. Лишь в середине марта 1-я Танкова получила переносные ЗРК «Мистраль» и «Стингер» от США и союзников. Леонид Хода с гордостью рассказывает, что над Черниговщиной удалось сбить 10 российских самолетов.

С помощью грубой силы и большой численности россиянам удалось почти окружить город, обойдя его с южной стороны. Кульминацией стали бои за Лукашевку. Россияне собрали здесь целую батальонную тактическую группу численностью 750 военнослужащих и составили боеприпасы между белыми стенами старой православной церкви. Село наводнила русская бронетехника.

Если бы ВСУ не отступили под Лукашевку, мы рисковали потерять «дорогу жизни». Но решение России сформировать здесь войска было ошибкой. Лукашевку отделяли открытые поля и клочки крошечных ручейков от сел, удерживавших ВСУ. Это делало россиян открытыми. «Небольшими группами мы вышли и уничтожили один-два танка, одну БМП, часть личного состава – и понемногу начали отрезать их материально-техническое обеспечение», — сказал Николюк. Остальное сделала артиллерия. Большая часть российской техники была сожжена.

«В тот момент я понял, что россияне терпят поражение. Они потеряли слишком много людей, танков и боевых машин – и уже не имели достаточных сил, чтобы продвинуться в Чернигов. Их логистика была перенапряжена контратаками, временем и расстоянием», – рассказывает руководитель 1-й танковой бригады Леонид Хода. А вспомните, как все гражданские, остававшиеся в городе и чем могли помогать военным и друг другу, выдохнули в первых числах апреля, когда город перестали обстреливать и наступила тишина. Лично я несколько недель просто не мог привыкнуть к ней. А потом появились новости о Буче, Ягодном и других территориях, которые были в оккупации и о зверствах россиян там. И осознание масштаба зверст, которые теоретически мог увидеть областной центр, так долго державший оборону… воинам Территориальной обороны Чернигова, 58-й мотопехотной бригаде и всем воинам, защитившим Чернигов от российского нашествия. Герои! Слава ВСУ!

Александр ЛОМАКО

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.