Отец погибшего танкиста рассказал о его последнем бое на Масанах

Отец погибшего танкиста рассказал о его последнем бое на Масанах Иван Коваль Владимир Коваль растил сына Ивана сам. Так случилось в жизни, что его бывшая жена отдала младенца отцу сразу же после возвращения из родильного, а сама отправилась искать веселую жизнь. Лишенный материнского тепла, мальчик между тем рос незлобивым, с широко открытой душой. Помогал отцу по домашнему хозяйству, имел много друзей, учился в музыкальной школе, искал свое место в жизни. В 18-летнем возрасте подписал контракт на службу в Вооруженных силах и стал танкистом-наводчиком. Служил в Гончаровском, осенью 2021 подписал второй контракт. </p>
<h3>В глазах застыла вечная боль</h3>
<blockquote>
<p>– А повоевать он успел только три дня, – вытирает слезу смущенный отец. – В его танк, экипаж которого стоял на обороне Чернигова на Масанах, 27 февраля попала вражеская ракета. Весь экипаж погиб. Тело командира, похожее на кусок мяса, говорили очевидцы, взрывной волной выбросило через люк. А от моего Вани и от механика Каплина сами головни остались. И в гроб нечего было положить – мне привезли два мешка пепла через два месяца после того, как сын погиб. c495bde6a024a3cb2ce104d99351b2b4.jpg» alt=»Отец погибшего танкиста рассказал о его последнем бое на Масанах» /></p>
</p>
<p><em>Владимир Коваль</em></p>
<p>У отца в глазах застыла вечная боль. Он беспокоится, что никак не может вспомнить, как же звали механика Каплина, хотя тот дружил с Иваном, неоднократно приезжал в Хриповку, что под Городней, на гости. Ваня приглашал сослуживцев к себе в деревню довольно часто – и ребятам отдых, и отцу веселее смотреть на то, как оживал его одинокий двор.</p>
<blockquote>
<p>– Я его не Ваней, а Ивашкой звал, – глотает спазм в горле Владимир Иванович. – А он меня не «папа», как у нас в деревне заведено, а папой звал… Семь благодарностей и два отличия имел – Казацкий крест первой ступени и медаль «За особую службу» третьей ступени. А погиб мой Ивашка в свой день рождения. Двадцать пять лет ему так исполнилось. Сам я теперь, как былина в поле. Только каждую ночь сынок во сны мои приходит. Я кричу, кричу, а помочь своему ребенку уже ничем не могу.</p>
</blockquote>
<p> .jpg» alt=»Отец погибшего танкиста рассказал о его последнем бое на Масанах» /></p>
</h3>
<p><em>Иван Коваль</em></p>
<h3>Подбили два танка врага </h3>
<p>В своем последнем бою Иван Коваль вместе со своим экипажем уничтожил вражескую диверсионно-разведывательную группу и два танка противника. Очевидцы говорили, что, чувствуя неравенство сил и превосходство врага, ребята успели увести свою машину из района многоэтажек – . чтобы не ставить под удар мирных жителей.</p>
<p>Рассказывая о своей душевной боли, которая не утихает ни на мгновение, отец с удивлением вспоминает, что неизвестная сила словно предупреждала его о беде:</p>
<blockquote><p> < >– Когда Ванина мать погибла, в тот день я возился у скота, готовил корове еду. И вдруг в котле появилась большая дыра. Прогорел котел. А вскоре сообщили, что Элмира замерзла в снежной палатке. такой образ жизни она вела, так его кончила. А в день, когда убили моего сына, я сыр варил из молока коровки, то в кастрюле ни с того ни с сего тоже дыра образовалась. Я так и подумал, что не к добру это. Но и примерно не мог понять, что с Ивашкой беда.</p>
</blockquote>
<p>Муж сидит, не поднимая глаз и держа в руках отличия Ивана. Говорит, говорит, говорит, будто через слова хочет излить боль из души и сердца. Но не выходит. Рассказывает о том, что сын прошел через горнило войны еще в зоне АТО во время первого контракта. Говорит, что Ваня вернулся оттуда живой и невредимый, усыпило его родительскую бдительность и вселило надежду, что и на этот раз судьба пожалеет его мальчика. Не пожалела. </p>
<h3>«Папа, все будет хорошо»</h3>
<p>За считанные дни от начала войны и до своей смерти Иванко успел только раз позвонить папе и услышать его голос. Из того разговора Владимир Иванович понял, что первый бой сын принял на Репкинском направлении, когда танкисты отбивали нашу пехоту из окружения. На вопрос, не голоден ли, ответил: «Не волнуйся, папа, нас здесь люди кормят». Сын также расспрашивал, в каком направлении движутся вражеские войска, сколько их, и напоследок заверил: «Папа, все будет хорошо»…</p>
<blockquote>
<p>– Я вещи поехал забрал сыну из Гончаровска, из квартиры, которую они с товарищем снимали. Стоят сейчас в комнате. Я к ним подойти не могу. Ивашкой пахнут, – делится Владимир Иванович. – Посмотрю в деревне вокруг – кругом люди ходят, дети бегают. Я сам. Вовек сам. Один у меня Ваня был… Как могло случиться, что этот проклятый пути за день дошел от границы до Чернигова, чтобы убить моего ребенка? Я так благодарен ребятам из магазина «Континент», которым отнес Ванин ноутбук, чтобы отремонтировали. Они и денег за это с меня не взяли. А у меня там теперь есть фотографии сына. Вот сижу и просматриваю, вспоминаю каждую его улыбку, каждый взгляд. Говорят, выплаты какие-то я там получу… Да зачем мне эти деньги, разве они мне ребенка поднимут? Ивашка мне всем помогал – и зубы поставил, и говорил, что денег даст на операцию катаракты… Зачем мне это зрение теперь? Все вокруг стало черным.</p>
</blockquote>
<p>Отец застыл в своем немом горе. А с ним – ndash; и весь белый свет. Только Ваня смотрит светлым взглядом с фотографии в танкистском шлеме. Мальчик, отдавший свою жизнь за будущее. За каждого из нас. Склоняем голову перед тобой, солдат. Твой подвиг не забудется. Потому что ты своим сердцем закрыл Украину!</p>
<p style=Читать также: Расстрелял дом в Чернигове: российский танкист предстанет перед украинским судом

Источник: Соседи.City, автор Светлана Томаш

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.