Он погиб под Ямполем

В мае-июня 2014 года во время боев под Славянском погибло много военнослужащих контрактной службы довоенной подготовки. Особенно досталось 25-й днепропетровской десантной бригаде. В июне 2014-го погиб и один из бойцов, жизнь которого была тесно связана с Черниговом. Максим Коваль родился 4 августа 1987 года в узбекском городе Учкудук. Когда ему было 10 лет, родители переехали в Украину: сначала в город Донецк (где Максим закончил 5-й класс), а с 1998 года – в Чернигов. Здесь Максим учился в СШ № 6, а с 1999 года – в СОШ № 35. Учился хорошо, но больше всего увлекался спортом. После окончания 9 класса в 2001 году поступил в промышленно-строительного лицея № 18. Как и большинство ребят того времени был призван в ряды украинской армии. Максим мечтал служить в десантных войсках, но из-за травмы в детстве это было невозможно. После демобилизации Максим пошел работать по специальности, но свою мечту он так и не покинул. Через некоторое время записался на контрактную службу – здесь требования были ниже, поэтому ему удалось начать службу в составе Днепропетровской воздушно-десантной бригады. В 2008-2009 годах воевал в составе миротворческой миссии в Косово. В 2009 году поступил на заочную форму обучения в Киевский военный институт, а в 2012 году принял участие в международном конкурсе военно-профессионального мастерства «Универсальный солдат», в котором занял третье место. После аннексии Крыма в марта 2014 он в составе сводного подразделения был направлен в город Артемовск для охраны стратегических объектов. Затем были бои под Славянском. 19 июня его подразделение было направлено в район Ямполя. Сохранилось интервью одного из братьев Максима, который был свидетелем его гибели. «Утром выяснилось колонной, в которой первым шел танк, за ним остальные техники шла парно, первой парой шли две БМД (боевая машина десанта), в 3-й паре шла наша БМД – 1В119« Реостат ». В нашем экипаже было пять человек: капитан Прищепа Роман Викторович (царство небесное), старший сержант Коваль Максим Александрович (царство небесное), я – младший сержант, старший солдат Воленко Антон Дмитриевич – водитель-механик, и мобилизован старший солдат Ивченко Роман Альбертович – пулеметчик, которого даже не задело в этом бою. Сначала мы шли у техники. Затем комбат Прищепа приказал всем сесть на «броню». Только поступил приказ: «На броню», мы поднялись, сели и … не прошло даже минуты – взрыв прогремел спереди нашей машины, нас подвели … Я уцелел, поскольку сидел сзади, за башней, и осколки пролетели мимо меня. Комбата ранило в шею. Водителю-механику оторвало руку. Кузнеца – волной сбросило в сторону … правда, это все я узнал позже. Меня оглушило – контузило. Бой продолжался. Взрыва. Свистели пули. Я крикнул: «К бою!» – наверное, невольно. Спрыгнул с машины в сторону лесополосы и начал вести бой. Отстреливался и даже направился вглубь леса, прижимая противника. Оглянулся и заметил, что наши ребята уходят для перегруппировки сил и дальнейшего наступления. Понял, что мне тоже надо уходить. Вернулся. Обошел нашу подбитую БМД, услышал голос своего друга Макса: «Сергей, помоги мне!» Оглянулся и увидел, как он лежал, полусидя, опершись или на куст, то ли на дерево, я точно не помню. И будто замер в таком состоянии. Я подбежал и увидел, что у него только двигались руки и голова. Внешним осмотром крови не обнаружил, но она могла течь под одежду. Мне очень хотелось ему помочь. Я наклонился и спросил: «Что с тобой, Макс?» Он молчал. Я подумал, что у него контузия, ведь он просто молча сидел. Тогда спросил: «Где болит?» Он ответил: «Не знаю». Осмотрев его подробнее, на плече одежде увидел дыры, характерные для осколочного ранения. Расстегнул ему бронежилет, для проверки наличия ранений под ним. Поскольку внешним осмотром ран не выявил, застегнул бронежилет назад. Получил ампулу буторфанола и сделал укол в левое плечо. Начал звать фельдшера: «Док! Док! Медика сюда! ». Кроме того, я еще отстреливался из автомата. Подбежал медик. Только он наклонился над Максимом, не успев еще ничего сделать, как его прострелили. Все это происходило в какие-то секунды, что я даже не успел хоть что-то сказать, и … в этот же момент пуля пробила мне край каски и разлетелись тактические очки, которые были на ней – попали в лоб над левым глазом … Кровь залила мне все лицо. Наверное, от неожиданности я еще схватил автомат и начал стрелять. И в ту же секунду меня прошили еще четыре пули – в спину! Зашли в левую лопатку и по диагонали пошли по телу. Тогда я потерял сознание и упал. Это была работа снайпера. У меня попали четыре 9-миллиметровые пули повредили правую лопатку, пробили правое легкое, печень, лимфоузел, ребра, задели позвоночник. Когда упал на землю, думал, что умер. Вокруг все было белым. Наверное, потерял сознание на некоторое время. Когда очнулся, увидел рядом руку Макса. Понимая, что у меня стреляли, осознавал, что не выживу … Я потряс его за руку и сказал: «Макс, меня убили … всего прострелили», на что не было никакой реакции.

Он был совсем рядом. Приложив большие усилия, я пытался поднять немного голову и увидел – Макс убит. В голову! Наверное, с тех же патронов пробили каску. Просто … жестоко расстреляли … Он был мертв … »По просьбе сестры погибшего (которая в то время жила с отцом в Донецке), Максим Коваль был похоронен в городе Донецк. Позже семья переехала в город Чернигов. Указом Президента Украины от 15 июля 2014 № 593 старший сержант Максим Коваль был награжден орденом «За мужество» III степени (посмертно) за личное мужество и героизм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины. 19 июня 2015, в годовщину его гибели, на здании Черниговской общеобразовательной школы I-III ступеней № 35 была открыта мемориальная доска памяти земляка. Такая же доска появилась в октябре 2015 году на фасаде профессионального строительного лицея, где он учился.