…Он был не от мира сего

Во время руховской юности его звали Петлюрой. Неплохой позывной, как теперь бы сказали. И отличился наш Петлюра, в частности обрисованием коммунистических памятников задолго до декоммунизации. Шло время – менялась политика, мы стали жить в независимой Украине и Алексей Лугановский стал сначала помощничать у нашего первого черниговского священника УАПЦ о. Семена Первы, что, наконец, завершилось его монашеским постригом.

Он стал Марком. И пробовал возродить Максаковский монастырь, поселившись в его руинах. Приехали инспекторы рыбнадзора и, пораженные, позволили ему ловить рыбу в Десне в любое время. А на хуторе возле монастыря его звали по-украински – батюшка Марко.

К сожалению, с монастырем тогда не вышло, хотя один фермер даже высадил там сад, а мы ездили с благословения владыки Никона посмотреть что там и как о. Евгений Орда в колокольне монастыря, которую коммунисты не смогли взорвать и превратили в место разделения туш коров, ферму которых держали на месте монастыря. Кажется, именно о. Марк заметил тогда, что именно на месте алтаря Спасо-Преображенского собора не росли сорняки, хотя кругом они изобиловали нашими головами. А на месте алтаря – цветы!

Отец Марк стал возрождать украинскую церковь во Мне — его приход святого Алексия, мужа Божия, кажется, единственный, посвященный такому святому, в народе называемом Теплым Алексеем. Он выкупил дом и сделал его церковью. Она до сих пор стоит над трассой Чернигов — Гремяч: выкрашена в наши синий и желтый цвета, с крестом впереди. Обычная старая, совсем не городская изба, ставшая храмом Божьим для окружающих бабушек.

Он был монахом. Наверное, не безгрешным, ибо кто без греха?! Но отличался именно тем характерным признаком, который и выделяет монахов, не от мира сего. Но для нашего мира…

Почтите с миром, отче Марко!

Василий ЧЕПУРНЫЙ