О соль земли, которой достаточно

О соль земли, которой достаточно

Не пересаливай, лучше недосолить. Соль долго обращается в мышцах, в крови, в костях, отравляя их. Все тело пытается выжать из себя соль, но это нелегко. Слезы, которые не проливаются из глаз (хорошо, если да), обладают способностью проливаться внутрь – и тогда нам кажется соленой пища, которую мы не солили. Добрая доля соли достается нам от земли через овощи, плоды, мясо и молоко. Может, той соли земной достаточно.

О лечении без лечения

На лечение у меня не было бы ни денег, ни времени, – говорил он. – Поэтому свое лекарство употребляю ежедневно: три зубца чеснока (синего, твердого, как конский зуб, и яростное, что дыры пропекает во рту), яблоко, две ложки льняного масла, горсть брынзы, хороший пук зелени с непременными веточками розмарина. Несколько глотков вина. Когда рыба на столе – день благодатный. Почему нужно есть рыбу? Потому что она всегда здоровее того, кто ее ест. А еще имел свой рецепт «длинной молодости»: мед, чеснок и ягоды черники измельчить в равных частицах и сложить в банку. Держите в холодном темном помещении. Кушать по две ложки в день. О том, что притягивает болезни В болезни не питай жалость к себе. Это и притягивает болезни. Скорее – черпай из ясности духа, который чаще наведывается к больным. Отобрав у нас телесные силы, кто-то заботливо открывает нам духовную дверь, подводя к новому пониманию. Возможно, болезнь есть какая-то важная прибавка к жизни…

О том, что делает чай чаем

Любил чай, пристрастился на Кавказе. Он сам его выращивал, пересадив кусты с заброшенной плантации при въезде в Мукачево на свое утешение. Присказывал, что чай дает четыре блага: сначала – тепло, затем – аромат, потом – вкус, а главное – ясность мысли. Чай он пил всегда из одной кружки тонкой белой глины. Сосуд был темный от заварки, но он не давал ее мыть. Говорил, что эта древняя пленка и делает чай чаем. В самом деле, вкус чая «из его» чашки был особенный.

О духе яблок

Под кроватью, на которой спал, была ляда, в которую насыпались орехи и яблоки. Там они лежали почти с осени до лета. «Я живу с духом яблок», – говорил смеясь. Всегда можно было протянуть руку и взять яблочко или орех.

О руках, которые должны быть свободными

Никогда не научишься ловить, пока не научишься бросать. Если будешь давать, то и брать будет что. Одна рука принимает, другая – отдает. Если обе руки будут заняты, ты больше не сможешь принимать. Это твое бремя. Здесь еще и по-другому можно сказать: птица на крыльях не несет ничего – потому они и легкие, поэтому они и несут его.

Об обманной скупости

Наши изъяны с возрастом могут углубиться, вплоть до уродства. Слишком скупость. Старые деньги слаще кажутся. Чем меньше их нуждаешься, тем больше порываешься их взыскать. Эту обманную склонность надо вырывать из души, как дикий сорняк. О излишестве

Говорят: чего много, то и свиньи не едят. Даже песня сердечная блекнет, если долго ее петь, и ласковые слова теряют наслаждение первички, и мудрые наставления вызывают сопротивление, если их постоянно навязывать… Только молитва от повторения не портится.

Мирослав ДОЧИНЕЦ. Из пятикнижья «Триб».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *