«О гибели мужа услышала из новостей, не верила в это до последнего», — супруга полковника Дмитрия Тернового о боли утраты и вере в победу

Ирина потеряла тогда мужчину. Узнала об этом из новостей и сама искала правду о трагедии. Женщина говорит, что война началась с 2014 года, но многие в это долго не верили. Пока враг не пришел убивать на черниговскую землю.  

Жилье Ирины во время осады Чернигова было повреждено вражескими обстрелами, но она из-за этого не очень переживает. Главное, чтобы была наша победа, воцарился мир и украинские защитники вернулись живыми домой к своим семьям.

Ирина Костенко, жена погибшего Дмитрия Тернового, прямой язык:

"Прошло 7-8 лет… Но все равно, какую-то долю у тебя забрали. Постоянная грусть, хочется к кому-то обратиться, вспоминаешь счастливые годы, но надо жить дальше. Сложные годы, но мы сильны. Война началась еще в 2014 году. Теперь нас понимают, тех, у кого погибли близкие тогда. Больно за то, как погибают сейчас. Мы понимаем, что пора не вернуть. Так произошло.

Даже сейчас через 7-8 лет всплывают новые факты. Он являлся начальником службы безопасности донецкой железной дороги. Инспектировал. Ехали и взорвались. Один человек погиб – и это был он.

Я все это услышала из новостей. Никто не позвонил по телефону. Искала правду сама. Родители позвонили по телефону: ты не волнуйся. По новостям сказали, что погиб. Я с ним не смогла связаться. Не брал трубки. Я понимала, что случилось что-нибудь. Утром думала, что не столь серьезно. Начала звонить по телефону. Так, наверное… это была его работа. Как он говорил: если не поеду туда и не остановлю их, они придут сюда. У него была возможность не уезжать, но ему сказали и он уехал. Не рассматривал вопрос туда не ехать.

Это человек, который внутри имел солнце. Пыталась помочь каждому. Разрешить проблему. Было много друзей. Не от кого не услышала плохого слова о нем. Человек имел солнце внутри, который хотел всех согреть. Работал в налоговой, в милиции, был на своем месте. Хороший руководитель, понимавший всех. У него были праздники, уделявшие время семье. Понимал, что есть коллектив, семьи и все решал. Всех понимал и поддерживал. Если у кого-то проблемы их решаем.

Я до последнего не верила, что может произойти. Когда уже началось – проснулась. Неужели? Надо было решать. Собрали всю волю и держались, как и все.

Жилой дом, где жили — он поврежден, стены, двор, крыша. Было решето, все восстанавливаем. Личные вещи либо были уничтожены, либо разграблены. Всё восстанавливается. Главное, чтобы мы победили и был мир, главное, чтобы все вернулись в живых. Жизнь дороже всего.

Надо разговаривать общаться. В середине ты все держишь. Надо с такими, как мы говорить. Для матерей еще большая боль. Надо общаться друг с другом. Мама расскажет, жена свое. Гораздо легче становится.

Никто никого не забыл. Все звонят и из налоговой, и из полиции. Говорят: обращайся, помним. Таких людей никто не забудет. Это потеря не только для семей, но и для всей страны.

Иногда приходит ко мне во снах. Для меня это как свидание. Просыпаюсь в хорошем настроении. Приснился. Сходила в церковь.

Здесь мы жили, здесь друзья, воспоминания постоянные"

"Время Черниговское" говорил с семьями погибших бойцов и защитников:

  • «Пес так быстро бежал к Диме, будто чувствовал, что это в последний раз»,- мать погибшего защитника Чернигова
  • Закричали "воздух", все разбежались, а он в тракторе не услышал: трагическая история семьи Тесленко

* * *

Эта публикация была создана при финансовой поддержке Европейский союз в партнерстве с DW Akademie. Содержание публикации является единоличной ответственностью "Время Черниговское" и не обязательно отражает взгляды Европейского Союза

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *