Наши папы, наши мамы…

Наши папы, наши мамы…

Вспомнилось далекое-дальнее детство, и мы, босоногие, в своем «штабе», сомкнутом из жердей и покрытом дырявыми мешками. Сидим и хвастаемся друг другу.

«Мой папа, – гордо возвещаю я, – за ночь считывает книгу. Хотя мама и ругается». «Ого, целую книгу?!» – кто-то присвистывает из удивления. «Целую, и то не тоненькую, и не детскую…»

«А мой опу, – перебирает эстафету малый венгр Габор, – может съесть за обедом двенадцать кнедлей. Хотя мама и ругается…» «Двенадцать?!» – кто-то восторженно спрашивает. И я уныло наблюдаю, как бледнеет книжный подвиг моего папы. «Двенадцать, – вкусно подтверждает Габор. – И то еще с подливкой и не запивая водой…»

«А мой папа, – гордо подхватывает Вадик, – вообще не пьет воду. Нет капли». «А что же он пьет?» – засвечиваются из любопытства наши глаза. «Только водку и пиво. Хотя мама и лается…»

Так вот почему, догадываюсь я, Вадикова мама не ходит в уличный колодец, как другие матери. А его папа вообще не ходит по улице, хотя у него роскошное синее галифе и блестящие скрипучие еловые сапоги. Его возит черная «Победа».

… Вот что вспомнилось сейчас, когда из кухни донеслось: «Оставляй свои книги – обед готов. Сегодня кнедли с грибной подливкой…» «Колочки дней».

Мирослав ДОЧИНЕЦ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *