Наше сало в Москве

Было это только в 1976 году. На техникумовскую производственную практику в Москву нас поехало аж десять: две девушки, остальные ребята. СУ-328 расположен на улице Судакова в Люблинском районе на юго-западе Москвы. Рядом два общежития – одно женское и для семейных, другое мужское. Нам выделили комнату на первом этаже, одну на восемь ребят. Туалет общий, душ в подвале. Было несколько неожиданно и немного разочаровало, потому что условия оказались даже хуже, чем в общежитии Конотопа. У входной двери стоял высокий и узкий белый шкаф – вместо холодильника, восемь кроватей с панцирными сетками и тумбочки: одна на двоих. Был, кажется и шкаф для одежды, однако не факт.

Хотя большинство ребят составляли конотопцы, горожане из квартир: чуть ли не каждый из нас привез сало, килограммов по два – конечно, стратегический продукт! Холодильника нет… Куда его? Сложили в тот белый шкаф у двери. Откроешь и целый пуд сала радует тебе глаз: не умрем от голода! Впрочем, в общежитии был какой-то буфет, где тетя-буфетчица готовила простенькие блюда из полуфабрикатов: то ли пельмени, то ли сосиски, то ли яичницу, то ли вообще незнанный нами раньше еду – отварную вареную колбасу. Кусок памятной, «за двадцать» колбасы бросался в кипяток, где она, извиваясь одной стороной, несколько набухала и то уже считалось горячим блюдом, а затем продавалось с наценкой в ​​двадцать или тридцать процентов — не без личной выгоды и для самой буфетчицы, потому что кто проверит: варилась ли та колбаса, продавалась, как в магазине. Правда, мы в том буфете завтракали, потому что так поступали все, кто жил в общежитии, обедали уже в столовой, неподалеку стройплощадки, ужинали же где придется, а потому о своем сало как-то и забыли. Когда же примерно через две недели в нашу комнату пришла комиссия администрации общежития – чтобы проверить санитарное состояние помещения. И вот они, между прочим, открыли дверцу белого шкафчика. Удивление было всеобщим – не только комиссии, но и наше: три верхних полки ломились от сала, которое, будучи еще дома густо посоленным, теперь сияло в лучах заходящего солнца всеми своими кристаллами соли, словно гора самоцветов!

Потрясенная нашим запасом стратегического продукта в количестве, для жителей Москвы совершенно невообразимой, комиссионная троица постояла какое-то время в ступоре, а затем почтительно прикрыла белую дверцу и молча сдвинула из комнаты. Я же говорю: мы тоже были изумлены, потому что все это время в белый шкафчик даже не заглядывали и никогда не думали, что соль на сале способна выкристаллизоваться в сапфире с бриллиантами.

Уже не помню, поели ли мы то сало или так и пролежало в шкафу все четыре месяца и осталось там после нас, но суть не в том. Чего век не забуду, так это того зрелища – мерцание соли на нашем сале! Ведь сало — то для украинцев настоящее сокровище!

Владимир ВОРОНА