На смерть Михаила Горбачева

На смерть Михаила Горбачева

Цинически говоря, он зажился на этом свете, ведь и СССР, первым и последним президентом которого он был, давно умер, и коммунистическая партия, последним генсеком которой он был, давно умерла, а он жил. Даже его оппоненты-соперники, формально Союз развалившие, умерли – Ельцин, Шушкевич и Кравчук, которые в Беловежской пуще официально подписали капитуляцию СССР и расчистили дорогу независимым Украине и Беларуси. Он жил. Только умер на 92 году жизни.

Говорят, уже чуть ли не на смертном одре он назвал Путина своим величайшим разочарованием – еще бы, чекисты победили коммунистов. Но нам от этого не легче, а наоборот, ведь Горбачев еще и поддержал российскую оккупацию Крыма. Собственно, после смерти его уже вспоминают все его грехи, путая их с грехами системы, которую он случайно судьбой возглавил – и бойню в Баку и в Карабахе, и сокрытие правды о чернобыльской аварии, и четыре года афганской авантюры, которая еще при нем продолжалась. хоть он ее и прекратил, и бойню в Вильнюсе, и смерть Василия Стуса, что же при его правлении произошло… Перед апостолом Петром ему придется долго говорить, но Горбачев это любит…

Но вместе с тем нельзя забыть и демократизацию и гласность, которые именно благодаря ему произошли, какими бы целями он ни руководствовался. Вместо шамкающих маразматиков (я сам слышал в школьные свои времена, как Брежнев по радио в Баку вышел: «Труженики советского Афганистана» вместо Азербайджана), вместо глупых кадебистских хватаний людей на улицах в короткое время Андропова (а нам, тогда студентам, отправили служить в советскую армию), вместо того тягучего застоя, когда записывались очереди на получение стиральной машины и холодильника, пришел молодой, энергичный руководитель, свободно говоривший без ушедшей в народ бумажки, жена которой стала улыбкой украшать серые советские будни (до этого советские руководители жен тщательно прятали в завалах своих номенклатурных дач). А главное – именно при Горбачеве на нас хлынула правда о сталинщине, а затем и о всей коммунистической системе. Сегодняшнему читателю трудно представить, что в семь утра возле газетных киосков, еще потемки, выстраивались очереди за свежими газетами – настолько была потрясающая правда, что у них открывалась. А тиражи газет и журналов были миллионными! Благодаря Горбачеву упала Берлинская стена и воссоединилась Германия. Благодаря ему прекращена война в Афганистане, мы перестали кормить Кубу, Анголу, Вьетнам и Эфиопию (на самом деле список длиннее). При Горбачеве не только академика Сахарова выпустили из квартирного заключения в Горьком, но и украинских политзаключенных из мордовского заключения. Безусловно, он не хотел распада СССР, но вся его деятельность способствовала этому объективно и за эту его непроизвольную работу должны быть благодарны.

На могиле Хрущева скульптор Эрнст Неизвестный поставил символический памятник с сочетанием черного и белого цвета. Такая же двойственность была и у Горбачева. Откуда она?

Сам Михаил Горбачев вспоминал, что его дед Пантелеймон Гопкало – украинец, а родители Горбачева держали за портретом Ленина иконы. Деда – главу колхоза «Красный Октябрь» арестовывали и эта несправедливость сталинских времен запала юному Михаилу в душу, ведь он жил в доме деда и брал с него пример. Она отзовется потом гласностью, что окончательно похоронит сталинизм, сколько бы ни кричали лигачевы (секретарь ЦК КПСС, отличившийся борьбой с Ельцими и вырубкой виноградников в Крыму) и нины андреевы (была такая активистка, нашумевшая статьей типа «Не уступать принципам!»). . Когда в Киеве начиналось Народное Рух, Горбачев приехал и на встрече с украинскими писателями наизусть цитировал стихи Андрея Малышко. Чем, конечно, их удивило, но создание НРУ и движение Украины к независимости не остановило, потому что колеса истории назад не крутятся. Когда же был его уже 80-летний юбилей и в каком-то ресторане это отмечали, то Горбачев неожиданно для москвичей спел любимую песню, которой оказалась наша, черниговская, на слова Леонида Глебова «Стоит гора высокая». Кстати, мелодия была совершенно иной, чем мы знаем – очевидно, эта трансформация произошла уже на Кубани, где украинцы пели своеобразным черноморским напевом. Что-то в нем, молодом Горбаче, затронуло свое, украинское, когда в жены выбрал также украинку, да еще и с Черниговщины — Раису Титаренко. А сам он до конца жизни так и не избавился от характерного украинского гула в произношении.

Но все это не отменяет основной символики: умер последний глава русско-советской империи, при его правлении еще огромной. И на украинских полях умирает самая урезанная империя – Россия.

Василий ЧЕПУРНЫЙ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *