Моя жизнь – бонусная

Моя жизнь - бонусная

Ровно 9 лет меня вместе с Юрием Вербицким похитили из Александровской больницы. Во время событий Майдана.

*** До сих пор в этом деле нет ни одного приговора, вступившего в силу. До сих пор большинство из тех, кто причастен к моему похищению – а особенно его организаторы – находятся в России или на захваченных ею территориях. Когда я на судах говорю, что это похищение – единственная сюжетная линия с российской агрессией против Украины, то я не грешу против истины. Боевые группы титушек, которые похищали и убивали майдановцев, организовывали те же люди, которые в последующие месяцы заняли руководящие должности в русских войсках, которые пошли на нас войной. Бригадиры тетушки стали полевыми командирами.

Евгений Жилин возглавил российский батальон Оплот. Потом Жилина убьют в подмосковье или где-нибудь там. Армен Саркисян сейчас руководит собственной «частной военной компанией», вербующей зэков по образцу Пригожина на войну против Украины.

Эти криминальные авторитеты, по-видимому, не стали в один день пророссийскими деятелями на фронте. Думаю, они работали в РФ еще задолго до Майдана.

Поэтому я говорю в своих выступлениях на судах, что то похищение и убийство стало одним из первых актов российской войны против нас, украинцев.

Но когда я это говорю в своих выступлениях на судах, то находятся судьи, останавливающие меня. В Белой Церкви судьи Дубановская и Ларина (переселенцы из Донбасса, кстати) имеют другое мнение. И не только в этом эти судьи отмечаются – они даже отпустили некоторых из обвиняемых в убийстве и похищении, с такими большими усилиями найденных и пойманных правоохранителями.

Я надеюсь все-таки дожать и добиться правды. Это моя дополнительная война. На всю жизнь, скорей всего. ***

Меня могли добить до смерти. Но так получилось, что, несмотря на травмы, несмотря на отбитую голову, я выжил и даже смог добраться до людей. Вербицкому, выброшенному в глухом лесу, это не удалось из-за многочисленных переломов. Для меня это жизнь, которую я живу – бонусная. Неожиданный приз, дополнительное, незапланированное время.

Я стараюсь с пользой использовать его. В 14-м году ушел воевать с россиянами еще в апреле. И это было поздно, потому что нужно было в марте, когда они брали под контроль Крым. Но тогда не было оружия и слаженной боевой группы.

Во второй фазе войны с утра 24 февраля стою на передовой.

Когда рядом со мной пролетает и разрывается снаряд – я думаю, что это не моя забота. Высшие силы организовали это дополнительное пребывание на земле, поэтому им решать, как долго оно продлится.

Игорь ЛУЦЕНКО

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *