Мнения о «неизбежном» распаде россии и кто должен к этому приложиться

Проблема в том, что россия сама собой не распадется. (Фото из открытых источников)

Когда-то было, где-то в начале 1980-х, мой коллега из-под Винницы, пытаясь и меня приобщить к своим каким-то соображениям, полудоверчиво сказал: «Мы же, русский!». На что я тут же ответил с прижимом: «Я – НЕ русский!». Тогда он, вроде бы примирительно, «уступил»: «Ну хорошо, хорошо, мы украинцы».

 

Мне это запомнилось тогда не как индикатор понятий этого коллеги , а как вполне определенное социокультурное измерение той дремучести, которую «с упоением и самоотверженностью» распространяли тогда даже более образованные особи. Они хотели быть «русскими». Мой сосед на целые дни включал свою шарманку и во весь голос дудукал общесоветские песенки.

 

Десятилетиями школьников поощряли к такому испытанному механизму обрусения как «Зарница» с ее русско-советской романтикой. Все это толкалось в сознание и оседало в подсознании грязным намуром. Я это все веду к пониманию того, из какой липкой грязи мы теперь выцарапываемся. Но на этом пути еще встречается немало тех, кто все еще живет фантомами русского мира и русской культурки.

 

Незадолго перед войной, покупая яблоки на базаре на Оболони, завелся с продавщицей из винницких Носковцев. Они там завсегдатаи на этом базаре, возят яблоки. Я время от времени вступаю со своими землячками в разные, не раз очень непростые, разговоры. Зацепился за тему русских песенок, которые в Винницкой области играли на свадьбах и разных там амманинах. Она вполне с уверенностью утверждала: «А что, а мне нарядя песни Пахмутовой». А дальше вообще был отпад, когда она хлопнула, «а Путин – умный мужчина!». Спросил ее, слышала ли она о войне на Донбассе, и пожелал, чтобы она презрительно сдохла. и дальше продолжала преподносить русский язык как иностранный язык. Такое было недавно в очень многих селах. Учителя как носители русификации и всяческого политического ретроградничества это вообще интересная тема. И как непросто настоящему учителю и просветителю выйти из круга!

 

Где-то месяца два назад во Львове меня  неподалеку от магазина из сети «Перчатка» какая-то, по всей видимости, переселенка спрашивала: «Скажите пожалуйста, где где-то магазин «Рукавичка» или «Ворешка», что ли?». Говорят теперь, эти граждане Украины добиваются, чтобы им во Львове для их деток открывали русские классы!

 

На днях интернет облетело видео о том, что во Франике, энергичный парень выгонял каких-то обезумевших нариков, пытавшихся звонить какие-то заунивные песенки на своем языке. «Не будете здесь мне заводить русские песенки! И все. И уходите отсюда на Х***!». Но это все только поговорка, содержание которой сводится к тому, как тяжело идет выметание нашего дома от оккупантских ошибок. Это должно быть ключевым моментом культурной политики правительства, в которое нужно вкладываться умом, людьми и деньгами. Пока такой политики нет. Пример с «об’соединенными» телеканалами – красноречивый и показательный.

 

Центральное содержание моего лонгрида, над которым я давно задумался идея «как будет распадаться россия» или даже «как нам разделить россию». Мол, она является империей и неизбежно распадется. Проводились даже глубокомысленные научные конференции, на которых с неиссякаемым самолюбованием триндилы о том, как нам разделить Россию. Видите, мол, какие мы смелые и дальновидные! Ишь, какие!

 

Проблема в том, что Россия сама собой не распадется. В это тоже нужно вкладываться идеями, людьми, деньгами, а главное – соответственно направленной национальной политикой. Для того чтобы политика была национальной, нужно, чтобы хотя бы во время войны, главные чиновники не морочили себе головы «посмотреть в глаза Путину» и не вели болтовни о каких-то переговорах с мировым бандитом.

 

Для этого нужно, чтобы осуществлялся политико-информационный курс, основанный на национальном интересе. Национальный интерес не только в отношении России, соседей, но и нынешних партнеров. А для этого нужно, чтобы действовало национальное правительство. А где у нас национальное правительство? Он у нас есть? Не стоит надеяться, что этот будет вкладываться в развал россии. Хотя это стратегический вопрос национальной безопасности! Нынешний генделик сначала побежит спрашивать разрешение у Коломойского. >

 

Но возвращаемся к «распаду Россий», который должен стать следствием национально-освободительных движений. Судя по тому, с какой яростью обращаются в Украине бурят, речь идет о том, как заработать денежку на соучастии в преступлении империи. Они доказывают, что они «тоже русские».

 

Из тех наблюдений, которыми делится Роман Бессмертный о пребывании под оккупантами в Мотыжине, они были вполне уверены, что пришли «освобождать». Он имел опыт общения с марийцами, мордовцами, татарами еще во время службы в советской армии. Тогдашние впечатления продолжились и сейчас. Из тех многих бандитов-оккупантов, с которыми он имел дело, только один на прямой вопрос о происхождении сказал, что он азербайджанец и даже сочувствует украинцам.

 

Все остальные, которые были по происхождению из поволжских народов, то есть по внешнему виду и характерному акценту не были русскими, утверждали, что они русские! И только после дальнейших расспросов Бессмертного вспоминали, что они марийцы, башкиры. Даже поволжские татары, у которых уровень самоорганизации и самоидентификации несколько выше, говорили, что  они – русские! Все они хотят быть русскими и участием в войне против «бандеровцев» доказать, что они – тоже русские, делает вывод Бессмертный. Страну, заселенную казаками. Они, не произведя в июне 1775 года ни одного выстрела по москалям, приведенным сербом (!!) Текелием на разрушение Сечи, покинули ее по распоряжению царицы Екатерины и выпросили себе разрешение поселиться на землях ногайских татар и адыгов.

;

Осев там, сеяли гречиху и самозабвенно помогали царям покорять кавказские народы под московскую кормигу. Составили себе кубанский гимн, наполненный благодарностью царице Екатерине, которая их выгнала из Запорожья и милостиво позволила осесть в Прикубании. Пели тоскливых украинских песен и изредка печалились за Украиной. Поют до сих пор. Некоторые из них в станицах даже говорят по-тамошнему, то есть на украинском, но не хотят знать, что это — украинский. Болтают себе — и все!

 

Их попытки соединиться с Великой Украиной в годы освободительной борьбы были беспощадно подавлены большевиками. Сталинско-кагановичская расправа Голодомором и массовые депортации в 1932 – 33 годах, обмосковка и репрессии таки сломали хребта тамошней самоорганизации кубанских украинцев. От национальной идентичности остались воспоминания и отдельные остатки.

 

На современных этнографических атласах Предкавказья и Кавказа, изданных в России, подаются места расселения и называются все народы, даже самые мелкие. А кубанцев-украинцев как будто и нет. Все залито грязной красной краской под названием русские. Надеяться, что на основании воспоминаний и хорошо нарисованных историко-лингвистических карт кубанцы вспомнят, о своем происхождении и солидарности с Украиной не приходится. Предполагать об их политической самоорганизации в этих обстоятельствах бесполезно. Так в реальной жизни не бывает.

 

Эти наблюдения побуждают задуматься о том, насколько реалистичны надежды на то, что «россия распадется», ибо в ней развернутся национально- освободительные движения. Это в лучшем случае наивные надежды на утопическую справедливость, которая вроде бы неизбежно должна наступить по чьим-то благим намерениям. История творится организованными усилиями. В это создание нужно вкладываться людьми, деньгами и целенаправленной государственной политикой. Политика государственного правительства. А его нужно еще самим сотворить.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.