Мифы агрессора: как россия «украинской грязной бомбой» пугает

Грязные манипуляции россии. (Иллюстрация с сайта detector.media.)

Недавно, 23 октября, российский министр обороны Сергей шойгу поговорил по телефону с коллегами из Франции, Турции и Великобритании.

 

>

Главной темой разговоров стала вроде бы готовность Киева создать «грязную бомбу» (т.е. бомбу, где обычный неядерный взрыв приводит к распылению радиоактивного вещества), чтобы взорвать ее над украинской территорией и обвинить в этом россия.

 

Прямо утверждалось, что по указанию президента Зеленского к работе привлечены специалисты Восточного ГОКа в Желтых Водах и киевский Институт ядерных исследований НАН, а отдельные компоненты должны быть получены из Великобритании.

 

Тему «грязной бомбы» шойгу развивал в разговорах с министрами обороны США, Индии и Китая и в последующие дни. «украинская ядерная программа»

Мгновенно тему подхватили и другие российские высокопоставленные должностные лица: министр иностранных дел Сергей Лавров, спикер госдумы Вячеслав Владин, председатель СЗР Сергей Нарышкин. дженость: кто-то утверждал, будто Киев «грязную бомбу» уже готов и устроить провокацию с ней буквально в ближайшие дни, кто-то лишь призвал не допустить создания такой бомбы в будущем.

 

Страна-агрессорка россия инициировала даже проведение специального закрытого заседания Совета Безопасности ООН, где, по свидетельству заместителя посла Великобритании Джеймса Кариуки, никаких доказательств своих обвинений прогнозировано не предоставила. «грязную бомбу» фактически признал даже заместитель посла России в ООН Дмитрий Полянский, заявивший дословно следующее:

 

«Мы полностью удовлетворены (заседанием), потому что мы повысили уровень осведомленности. Я не против того, что люди будут говорить, что Россия кричит «Волк!», если этого не произойдет, потому что это ужасная, ужасная катастрофа, угрожающая потенциально всей Земле».

 

Автор, не являющийся ни военным экспертом, ни политологом, не берется прогнозировать, с какой вероятностью рф , озвученные российскими пропагандистами 26 октября планы взорвать «украинскую грязную бомбу» где-то над Чернобыльской зоной.

 

В то же время попытаюсь проанализировать корни российских фейков о «грязной бомбе», а заодно и поговорить о том, насколько реальна возможность создать такую ​​бомбу в украинских условиях.

Для этого нужно немного подробнее напомнить о самой сути российского мифа об «украинской ядерной программе». Не секрет, что принятый в середине 1990-х отказ от «украинского» части советского ядерного потенциала многие в Украине воспринимали (и сейчас воспринимают) как шаг вынужденный, принятый под давлением администрации Билла Клинтона, для которой главным партнером на постсоветском пространстве была «либеральная» ельцинская россия.

 

Думаю, что и многие тогдашние американские топчиновники (из доживших до нашего дня) поступали бы сегодня по-другому. Но ведь история не знает сослагательного наклонения.

Конечно, мечты о возрождении ядерного потенциала в Украине были. Но существовали они не в самых высоких властных кабинетах, а на уровне диванных экспертов.

 

Роман Юрия Щербака «Оружие судного дня» (2015) о том, как группа патриотических военных и ученых пытается (вопреки позиции государственного руководства) возродить украинский ядерный потенциал на фоне развертывания российского вторжения (тогда еще – только в Крыму и на Донбассе), является всего лишь талантливым литературным произведением в жанре ;альтернативная история».

 

А заявление президента Зеленского, сделанное на Мюнхенской конференции безопасности 22 февраля этого года, было только отчаянной (и, возможно, не до конца продуманной) попыткой отвлечь неизбежное уже к тому времени российское вторжение.

К чему здесь польская граница?

Но в России наличие (или возможность создания) у Украины технологий ядерного оружия никем под сомнение, похоже, не ставится. В влиятельном «Репортере» 21 июля этого года появился материал некоего Сергея Маржецкого: «Устранить ракетно-ядерную угрозу от Украины можно только на польской границе».

Он настолько «концептуален», что его следует зацитировать разлогого: «Нужно учесть, что Украина является предпороговой страной, которая находится всего за один шаг до получения ядерного оружия. О возобновлении своего ядерного арсенала в Киеве говорят уже давно, подготовительные работы по этому направлению начались еще в 1994 году, а с 2014-го они перешли в практическую стадию.

Был привлечен Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт» (ННЦ ХФТИ), Институт ядерных исследований и Институт органической химии, Институт проблем безопасности АЭС в Чернобыле, Государственный научно-технический центр ядерной и радиационной безопасности в Киеве и Институт физики конденсированных систем во Львове. По данным службы внешней разведки РФ, разработки по созданию ядерного взрывного устройства (ЯВС) велись в Украине как по урановому, так и по плутониевым направлениям.

В начале марта агентство ТАСС со ссылкой на собственный информированный источник сообщил, что наиболее активную помощь в создании украинского ядерного арсенала Киеву оказали Соединенные Штаты: «Для ускорения этих работ из-за рубежа на начальном этапе была получена плутония необходимого качества. По имеющейся информации, США уже осуществляли передачу этого материала своим партнерам. Есть основания полагать, что и в украинском случае не обошлось без участия Вашингтона. Комментировать серьезно материал, построенный (как и большинство российских домыслов) на фразах типа «по имеющейся информации» или «есть основания считать», довольно сложно.

 

Реально же следует честно признать: состояние украинской науки (бюджетное финансирование которой сократилось в последние годы до 0,2% небольшого украинского ВВП) исключало возможность развертывания масштабной и эффективной ядерной программы. Напомню: Мангеттенский проект в свое время привлек сотни тысяч инженеров, ученых и техников и в определенные периоды потреблял заметную долю от национальной генерации электроэнергии.

 

Ничего подобного в Украине не могло быть и близко, ведь такая деятельность неизбежно попала бы в поле зрения не только иностранных разведок (прежде всего российской, которая оперировала бы уже не выражениями «есть основания считать»), но и отечественных свободных медиа. Успешность ядерных усилий государств-парий типа Ирана и   Северная Корея и обусловлена ​​в значительной степени тем, что эти общества закрыты, а свободные медиа отсутствуют.

Потому как человек, отвечавший в МОН за каденции министров Сергея Квита и Лилии Гриневич за научно-техническую сферу и международное научное сотрудничество, могу ответственно засвидетельствовать: ни с чем, хотя бы отдаленно похожим на «ядерную программу», на протяжении 2014 года сталкиваться не пришлось. Мартовский ответ Института проблем безопасности атомных электростанций

Еще 6 марта этого года, в первые дни полномасштабного российского вторжения, в ответ на дезинформацию трех главных информагентств России было обнародовано Заявление генерального директора Национального научного центра «Харьковский физико-технический институт» академика Николая Шульги и директора Института проблем безопасности атомных электростанций академика Анатолия Носовского.

В нем утверждаются вещи, для меня совершенно очевидные: никаких программ по созданию ядерного оружия в научных учреждениях Национальной академии наук Украины (в том числе ННЦ ХФТИ, ИПБ АЭС) и вообще в Украине не проводилось и не ведется; весь ядерный материал (высокообогащенный уран), находившийся на площадках научных учреждений ХФТИ и Института ядерных исследований (ИЯИ) НАН Украины, передан Украиной в РФ еще в марте 2012 года под контролем МАГАТЭ; деятельность научных учреждений НАН Украины (в том числе ННЦ ХФТИ, ИПБ АЭС и ИЯИ), работающих на ядерную энергетическую отрасль, находятся под постоянным контролем со стороны Департамента ядерных гарантий МАГАТЭ. Все, что сообщают СМИ РФ о якобы имеющейся ядерной программе Украины, не соответствует действительности и является одним из многочисленных фейков.

Это заявление сразу же продемонстрировало всем, способным к элементарному анализу: российские фейки рассчитаны прежде всего на внутреннее потребление, на аудиторию, готовую потреблять продукты пропагандистов. Ведь вся деятельность в вышеперечисленных украинских научных институтах действительно проходила под недремлющим глазом строгих экспертов МАГАТЭ. Они словно пытались здесь оправдаться за свою беспомощность по Ирану и Северной Корее, но ничего подозрительного так и не обнаружили!

12 марта академик Николай Шульга дал интервью по поводу российских обстрелов уникальной установки «Источник нейтронов» в ННЦ ХФТИ. В нем ученый объяснил: все «харьковские» твелы такие, как на АЭС, из них невозможно сделать ядерное оружие, информация о том, что в ХФТИ производят ядерное оружие, — это фейк. Как и в случае АЭС, в рабочем состоянии установка не составляет. никакой опасности, если по какой-то причине произойдет физическое разрушение этой установки, то возможен выход наружу топлива, радиоактивных элементов и т.д.

Наконец, полную несостоятельность российских фейков по поводу украинской «ядерной программы» с привлечением научных учреждений НАН раскрыл в своем интервью японской общенациональной газете «Йомиури Симбун» первый вице-президент НАН Владимир Горбулин (специалист с большим опытом участия еще в ракетных программах бывшего СССР).

 

Он отметил: хотя украинские специалисты действительно имели и имеют большой опыт создания различных ракет-носителей, однако ядерные заряды для них в Украине никогда не проектировали, не изготовляли и не денуклеаризировали. 

А без этой компоненты говорить об успешном создании ядерного оружия не приходится. Итак, Украина действительно сделала уникальный шаг, добровольно избавившись от своих 1944 ядерных боеприпасов. Хотя, как вспоминает сегодня Владимир Горбулин, президент Франции Миттеран еще предостерегал Леонида Кучму: вас обманут…

Рост градуса напряжения

Начиная с августа, начал резко расти градус напряжения вокруг захваченного оккупантами еще в начале марта ЗАЭС. К сожалению, несмотря на усилия ряда мировых лидеров и визиты делегации МАГАТЭ, ситуация на ЗАЭС остается крайне напряженной. бомбы, способной сдержать украинское контрнаступление на юге. Причем идею демилитаризации территории ЗАЭС российские чиновники отвергли полностью.

Однако до самого «украинского ядерного мифа». даже в России в августе — в начале сентября, похоже, начали относиться с определенным предостережением. Ресурс Украина.ру 30.08.2022 г. наконец признал очевидное.

 

«Продолжаются спекуляции на тему того, что на территории ЗАЭС может находиться вещество, пригодное для изготовления украинского или турецкого ядерного оружия. Вероятность этого не слишком высока — имея такой весомый аргумент в пользу проведения сво, россия опубликовала бы его еще весной.

 

Добавим от себя: контролируя ЧАЭС и зону отчуждения от 24 февраля и до конца марта, россияне и там не обнаружили ничего такого, что хотя бы отчасти ложилось бы в русло их фейков — ни на самой станции, ни в академическом Институте проблем безопасности АЭС. В противном случае вокруг таких материалов неизбежно была бы поднята информационная буча.

Но с конца сентября российский «ядерный нарратив» испытал неожиданный поворот. Если российские пропагандисты и вспоминали к тому о «грязной бомбе», то разве что эпизодически. Однако 27.09.2022 г. на ресурсе 360tv.ru некий «юрист и общественный деятель» Илья Ремесло выступил с заявлением: «В Украине уже есть атомные станции, а от этих технологий уже ближе к более глубокому обогащению урана и появлению «грязной бомбы».

 

С учетом того, что Зеленский перед началом военной операции откровенно заявлял, что Украина выйдет из Будапештского меморандума и будет разрабатывать ядерное оружие, это не иллюзорная вероятность. Далее этот юрист (!!!) безапелляционно спрогнозировал, что для создания такого заряда Украине понадобится от года до трех, и, чтобы этого не допустить, нужны «шаги военного характера». того заявления об «украинской грязной бомбе» посыпались как из рога изобилия. Кто-то безапелляционно заявлял, что на Банковой уже работает штаб по созданию грязной бомбы.

 

Кто-то осторожнее говорил: встреча с учеными-ядерщиками на Банковой действительно была, но о чем на ней говорилось — о «грязной бомбе», ситуации на ЗАЭС или защите от тактического ядерного оружия — неизвестно. Но, несмотря на такое признание, сам материал на ресурсе pravda.ru назывался вполне определенно: «Офис Зеленского: Украина готова создавать «грязную ядерную бомбу».

На ресурсе Мировое обозрение 29.09.2022 г. эксперт Петр Топичканов говорил достаточно трезво: технологически Украина могла бы попытаться создать «грязную бомбу», но как она сработает — невозможно будет сказать без испытаний.

 

А любое испытание (или использование) такой бомбы лишит Киев «роли жертвы» в глазах мирового сообщества, и потому он вряд ли на такое решится. Но в тот же день уже упоминался «ястреб» Сергей Маржецкий на ресурсе Репортер заявлял: Украина вполне способна применить ядерное оружие против России первой.

О Черновцах, Ровно и отсутствии здравого смысла у россиян

Истерия вокруг &аннего&анquoии» четырех украинских областей, юбилей путина, взрыв на Керченском мосту и массированные удары по украинской энергоструктуре на время отодвинули тему «грязной бомбы»; на второй план. Но 23 октября состоялись уже упоминавшиеся разговоры шойга, и разные российские «эксперты» начали массово озвучивать новые и новые фейки.

 

Сообщение ресурса Украина.ру от 25.10.2022 г. несколько скорректирует даже заявления шойгу: приказ разрабатывать «грязную бомбу» вроде бы получил и ННЦ ХФТИ НАН (тяжело поврежден российскими обстрелами в течение весны-лета!).

Политический эксперт Александр Артамонов заявил, что украинскую «грязную бомбу» собирать… в Черновцах. А еще один политический (!) эксперт Иосиф Дискин договорился о возможности создания вооруженного плутония на Ровенской АЭС. При этом россияне порой сами признают: прямых доказательств создания грязной бомбы » в Украине у них нет, несмотря на то, что под их контролем находилась ЧАЭС и находится ЗАЭС с соответствующими хранилищами ядерных отходов.

Но главным «доказательством» для россиян остается вроде бы заявленная президентом Владимиром Зеленским готовность отказаться от статуса безъядерного государства. А сама гипотетическая возможность превращения Украины в ядерное государство является для россиян одним из главных оправданий начала «спец­операции».

В таких условиях базирующаяся на логике украинская аргументация мало что весит для российских «экспертов». Но она имеет значение для остального «нормального» мира.

 

Скажем, бывший руководитель Госинспекции ядерного регулирования Григорий Плачков вполне резонно напомнил: на ЗАЭС нельзя было создать «грязную бомбу» по той простой причине, что на станции отсутствует оборудование, с помощью которого можно было бы разобрать «сборник», используемый в центральной зоне реактора.

 

А директора трех академических институтов — ИЯД, ИПБ АЭС и ННЦ ХФТИ — еще раз подчеркнули: «Учреждения НАН Украины, занимающиеся ядерной тематикой, находятся под гарантиями нераспространения ядерного материала и ядерных технологий со стороны МАГАТЭ.

 

Только за последние два года, включая период военного положения, в указанных учреждениях МАГАТЭ провело ряд технических инспекций, в том числе необъявленных и с дополнительным доступом, по проверке инвентарных количеств ядерного материала и деятельности по его использованию, а также по выполнению других положений и требований Соглашения о гарантиях между Украиной и МАГАТЭ и Дополнительного протокола к настоящему Соглашению.

 

По результатам этих инспекций, никаких признаков проведения незадекларированной ядерной деятельности не было выявлено, равно как и разработок , которые могли бы давать основания для предположений о проведении работ по созданию «грязной бомбы».

 

Для украинских ученых, как и для всех украинцев, человеческая жизнь является наибольшей ценностью, и поэтому, независимо от обстоятельств, варварские действия, которыми является использование «грязной бомбы», несовместимы с их ментальностью и мировоззрением.

Действительно, для того чтобы «грязная бомба» имела эффект, радиоактивного вещества нужно много (в противном случае его взрыва просто никто не заметит). А такого количества «неучтенного» радиоактивного вещества в Украине найти невозможно — вся она находится под пристальным контролем МАГАТЭ.

В таких условиях приглашение министром Дмитрием Кулебой внеочередной миссии МАГАТЭ для инспекции украинских ядерных объектов следует считать наилучшим ответом на информационную кампанию Кремля.

<

Такая инспекция с ее прогнозируемыми результатами не убедит, конечно, российских «ястребов». Но она заставит даже страны, которые до сих пор демонстративно придерживались «нейтралитета» (и прежде всего Индию и Китай) все скептичнее относиться к очередным выдумкам россиян.

 

А это, в свою очередь, и будет уменьшать вероятность того, что эту информационную вакханалию вокруг « украинской грязной бомбы» будет действительно использован для прикрытия российской ядерной провокации.

 

Максим СТРИХА,
доктор физико-математических наук , профессор, заместитель министра образования и науки Украины в 2008-10 и в 2014-19 гг.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *