Красная нить суеверия

Я вырос в совку в сообществах, где «Сталин» говорили шепотом и с придыханием, вспоминать евреев было «постыдным занятием», как за столом болтать за венерические заболевания, слова «секс» вообще не было. Зато матерились у Бога — аж рощи гудели.

Потом времена изменились, совок потерял сакральность, евреи оказались просто людьми, появились разговоры о сексе, все стали благочестивые шокапец, а некоторые даже начали писать Б…г.

Вместо «Розы любят воду, пацаны – свободу, розы гибнут в вазонах, пацаны – на зонах» в употребление пришло «не суди и несудим будешь». Боженьку стало «низя гневить», «а мёртвых – тока хорошее», «мы живем рады наших детей»…

Бог заменил советским людям Сталина. Он был также строг и справедлив.

Не скажу, что это не давило и не влияло, не искажало время и пространство. Но разум очищал эту скорлупу. Медленно, но – уверенно.

Прошло время, и у нас стало неприличным говорить что-то плохое о котах, критически относиться к меньшинствам и рационально обсуждать проблемы инвалидов.

Не просто обсуждать проблемы, но и слово «инвалиды» ​​стало нельзя употреблять.

А сказать, что среди инвалидов количество хороших людей и подонков такое же, как среди неинвалидов, и так же, как среди мужчин, женщин, черных, белых, радужных… ну это так же опасно, как «судишь – на себя навлечешь».

И я думаю: когда это пройдет, и мы прекратим вести себя как идиоты? Похоже – никогда, ибо, кажется, амулетики и приметочки, и ниточки на запястье – вечны.

Александр СОСНИЦКИЙ