Коза Яковченко

Коза Яковченко

ВСПОМНЕМ ЯКОВЧЕНКО.

Известнейшего в народе актера. Его первый подкол породила сама жизнь, потому что она была голодна. После разгрома «Березоля» актеры в голодные времена прибегали к подработке в провинции.

И однажды Яковченко получил гонорар в виде козы. В голодные годы военного коммунизма это было немалое достояние, однако что с ним делает, куда девать – актеры не знали. Ибо она была немалая и живая. И поселили ее в квартире Яковченко, потому что еще у него не было харизматической собачки Фанфани.

Убить козу на мясо никто из актеров не способен, потому что это был не античный театр, где каждый раз резали козла-трагоса – а украинский, куда никаких козлов вообще не пускают.

В один прекрасный день перепуганная городской жизнью коза взяла и сдохла. И как ее вывезти втихаря из коммунального жилья, никто не знал. А тут еще могли посадить в тюрьму по статье уголовного кодекса «вредительство» – ведь коза когда-то была колхозной. Однако у администрации театра был блат на Байковом кладбище среди форейтеров.

Итак, быстро вызвали катафалка, впряженного в коне. Был он подкочен под парадное, положен козу к гробу, снесен в катафалка конспиративное несчастное рогатое существо, и, гей! На Байковое, тогда еще начинающее, кладбище.

Однако пристальные глаза поклонников великого актерского таланта не преминули простить, откуда, из чьей квартиры вынесен гроб – и известие о смерти Яковченко облетело Киев быстрее, чем двигался экипаж. Она, пугающая, побежала по Киеву впереди похоронной процессии.

Мгновенно за катафалком выстроилась огромная толпа, плакавшая за любимцем, из всех повсюду убитые горем люди быстро совпадали, многочисленная толпа, рыдая, сопровождала «покойника».

Сам же Яковченко вынужден был проворовывать задворками за похоронной процессией, с ужасом думая о финальной стадии такой неэтичной акции, чтобы как-то придумать что-то и дать какой-то совет. Однако ничего толкового не приходило в голову даже Яковченко…

Доехав уже почти до Байкового кладбища, коза, лежавшая в темном и страшном гробе, вела себя неподвижно. Когда траурное шествие почти докатилось под кладбище, коза поняла, что там ей конец, и решила ожить и начала изнутри гамселить копытами в крышку гроба. Катафалк с ужасом остановился. Процессия вздыхала, чтобы вдруг встать.

– Ожил! Ожив наш Яковченко, – радостно еще сильнее зарыдали все киевляне.

На этот шум коза отбрыкнула крышку и предстала, рогатая, перед обалдевшим людом. Все охнули, чтобы ахнуть. Можно представить удивление всех траурников, когда из гроба вместо Яковченко выпрыгнул парнокопытный скот! С громким криком она, выбрыкивая, дрогнула границы могилы! Такого ни в одном советском театре не увидишь, даже в имени Франко.

Самые смелые похватали колья из плетня и бросились за оборотнем, однако навстречу к ним из кустов собственноручно вышел Яковченко, отряхнул колени и сказал своим приятным хрипловатым голосом: – Ме-ке-ке! – А потом добавил. – Чего уставились? Какая коза? Разве ничего не слышали об искусстве подлинного актерского перевоплощения?

Таков был этот человек, который в самых трудных ситуациях с помощью художественного слова мог справиться с неуправляемой толпой.

Богдан ЖЕЛДАК

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *