Инерция французской дипломатии

Изменения во французском правительстве пока не обещают пересмотра позиций Парижа относительно войны в Украине.

Третий год московской агрессии приучил рассматривать каждую смену на верхушке французского политического Олимпа в проекции на перспективы “нормандского формата”. Бесспорно, систему переговоров с участием Украины-России-Франции-Германии есть за что критиковать, – но, на сегодня, нет другой. Конечно, минские соглашения практически не является Проводимая на практике. Но других не подписан. И от того, кто именно будет представлять Париж в нормандской четверке, кое-что таки зависит.

Франсуа Олланд стал первым за полвека французским президентом, который решил не выдвигаться на второй срок. Этим неожиданным шагом он не только удивил публику, но и спровоцировал мгновенные изменения в лагере власти. НЕ теряя времени, премьер “Премьер-министр Манюэль Вальс немедленно провозгласил свою кандидатуру для участия в праймериз социалистов. Чтобы избежать обвинений в использовании служебных возможностей во время избирательной кампании, Вальс, не дожидаясь, подал в отставку.

Итак, понадобился новый премьер. Им стал 53-летний Бернар Казнев, политик из ближайшего круга верных соратников Олланда. Так, он возглавил правительство только до мая. К тому же президентская республика не предусматривает для премьер “Премьера возможности активно влиять на внешнеполитический курс, если это не какая-то сверх меры харизматическая личность. И интересно другое: социалисты, осознавая опасность возможного провала и на президентских, и на парламентских выборах, лихорадочно ищут лидера. Согласно тренда нынешнего года, им может стать кто угодно. Более того: чем неожиданнее личность, тем больше шансов. Параллельно в правящей партии происходит обновление приоритетов, смыслов, критериев отбора. Поэтому каждый, кто попадает в первый эшелон и приобретает публичности, становится интересным своим отношением к войне в Украине, аннексии Крыма и сохранение санкций против России.

В этом смысле Франсуа Олланд, если и разочаровал французского избирателя определенной отстраненностью и вялостью, для Украины был, пожалуй, лучшим из возможных вариантов. С первых дней у власти он достаточно дистанцированно обращался с хозяином Кремля. Ни старался ему понравиться и угодить, почти не подвергался давлению пророссийского лобби. Вопреки истерике ориентированных на Россию политических и экономических кругов, Олланд разорвал контракт по поставке в РФ уже изготовленных военных кораблей класса “Мистраль”. На его месте предыдущий лидер Николя Саркози даже не стал бы говорить о возможности отмены договора.

Нельзя сказать, что Олланд стоит на четких проукраинских позициях. Еще меньше характеристика подошла бы министру иностранных дел Жан-Марку Эйро. Но стоит признать: на фоне нездоровой путинофилии, распространенной среди политического класса Франции, Олланд и его команда выглядят вполне прилично. Это и нейтральность, по которой, возможно, мы скоро будем жалеть.

Новый премьер Бернар Казанев также не отличается особыми симпатиями к Кремлю. Пусть он не является активным критиком путинского режима, – это политик отдано поддерживать линию Олланда. Сейчас ничто не обещает быстрых поступкок со стороны Кремля относительно вывода оружия и войск с оккупированных территорий. Соответственно, все идет к тому, что переговоры по воплощению минских соглашений так и не выйдут из тупика, но по крайней мере Париж на отмене санкций, пока не будет избран новый президент, не будет настаивать.

Интересная ситуация с новым министром внутренних дел, 51-летним Бруно Ле Ру. В прошлом году этот политик, в статусе председателя фракции социалистов в Национальной Ассамблее Франции, попал в перечень запрещенных к в “въезда в России человек. “Мне от этого ни холодно, ни жарко”, – прокомментировал он тогда новость журналистам. И пояснил, что, скорее всего, кремлевская месть настигла его через поставленную к действию комиссию по расследованию ситуации вокруг российского кредита, который получил Национальный фронт Франции. Критичность в Москву и жесткое протистоянння с Нацфронт Марин Ле Пен делают Ле Ру почти ситуативным союзником, если украинские политики и дипломаты поспешили установить с новым министром внутренних дел деловые контакты.

Пока в дискурсе и нового премьера, и нового министра внутренних дел, и самого Олланда, больше языка – о трагедии Алеппо и сирийскую войну, чем о событиях на европейском Востоке. Предвыборная кампания в праймериз социалистов только началась, но приоритетные темы уже определены: миграционные проблемы, вопросы безопасности, высокая безработица. Несмотря на откровенную ориентацию на снятие санкций, ее провозгласил кандидат от республиканцев Франсуа Фийон, существует шанс, что выдвиженец от социалистов предложит другой внешнеполитический выбор. Шанс, конечно, – это не гарантия. Но пока он существует, не умерла и надежда, что Париж через полгода не удвоит российский голос в нормандской четверке.