И технику сохранили, и лес сажали: как работали городнянские лесоводы во время оккупации и с какими трудностями столкнулись сейчас

И технику сохранили, и лес сажали: как работали городнянские лесоводы во время оккупации

Разрушение в Городнянском лесничестве В сентябре 2021 года согласно решению Государственного агентства лесных ресурсов Украины и соответствующим приказом Городнянский и Добрянский лесхозы стали единственным предприятием. За этот период работы обновленный лесхоз получил дополнительные мощности для успешного развития. Однако коварное нападение россии и временная оккупация поставили точку на многих ожиданиях. Сейчас ДП «Городнянское лесное хозяйство» постепенно приходит в себя от последствий вражеского нашествия и возобновляет свою работу. Как это удается, рассказал его директор Валентин Реуцкий.

Реформа дала хороший результат и открыла новые возможности

— Все специалисты Добрянского лесхоза остались при своей работе, как и обещалось, — говорит Валентин Владимирович. — Только некоторые конторские работники ездят в Городню — главный инженер, инженер по лесозаготовкам, бухгалтеры и другие — всего 12 человек. Мы даже собирались купить автобус и специальный рейс запустить для удобства. А лесная охрана, нижний склад, семь лесничеств в Добрянке работают по-прежнему на своих местах. Мы нашли общий язык и с руководством Добрянского общества, и, как обещали, оставили уплату налогов по месту работы работников. Так что бюджет общины не пострадал. Месяц работы после реорганизации показал отличные результаты. Наша площадь теперь увеличилась вдвое и составляет 76 тысяч гектаров лесов, ощутимо добавилось и работников — сейчас у нас работают 486 специалистов, и это не учитывая тех, кто нанимается в сезон по гражданско-правовым соглашениям. При этом происходит аккумулирование средств в одном месте, что открывает новые возможности для развития.

И технику сохранили, и лес сажали: как работали городнянские лесоводы во время оккупации и с какими трудностями столкнулись сейчас

Директор ДП «Городнянское лесное хозяйство» Валентин Реуцкий

Директор говорит о планах предприятия после объединения. Один лесхоз самостоятельно никогда не смог бы приобрести, например, лесопромышленный комплекс по разработке лесосек или так называемый харвестор — лесозаготовительная техника универсального назначения. А имея денежный резерв двух лесхозов вкупе, можно делать существенные вложения в развитие предприятия, закупать современную технику и оборудование, которые могли бы упростить и удешевить процесс производства. Поэтому планы на развитие были большими. приобрести, например, станок для качественного распила древесины, сушильную камеру, чтобы получать более востребованный и более дорогой пиломатериал на экспорт, машины для посадки леса, более современные механизмы для прополки лесных культур и т.д.

Лес сажали, несмотря на засилье врага

В первые дни российского вторжения городнянские лесоводы, в отличие от других предприятий, не остановили свою работу. Хотя, конечно, продолжать деятельность на довоенном уровне не было никакой возможности. И если нижний склад лесхоза не работал, то в конторе работники ежедневно и каждую ночь дежурили по несколько человек, в лесничествах тоже люди ходили на работу, следя за тем, чтобы сохранились здания и имущество. А лесная охрана работала практически в обычном режиме, несмотря на засилье орков и их технику на лесных дорогах. Даже весенняя посадка леса была произведена на 80 процентов от запланированного. Остальные 20 процентов досадят осенью, уверен Валентин Реуцкий.

— Благодарю наших смелых и сообразительных работников, которые технику из лесничеств (в частности Тупичевского) партизанскими путями вытащили из гаражей и похоронили по частным хозяйствам, чтобы она не досталась врагу. Даже пожарную машину спрятали, — улыбается он. — Эвакуировать оборудование и технику из нижнего состава не было возможности. Но россияне туда не добрались. Дважды подъезжали к самой проходной, но на территорию предприятия не заходили и дежурных охранников не задевали. Так что многое удалось уберечь. Не повезло только городнянскому лесничеству.

Это лесничество расположено на улице Лесной в Городне. Там было сосредоточение вражеской техники, которая была уничтожена метким попаданием наших военных 26 февраля. От взрывных волн и разрывов боеприпасов в помещении конторы вылетели окна, осколками избило сушилку, водонагревательную постройку. Взорвалась и заправочная станция. В гараже сгорел автомобиль ГАЗ-53. От гаража осталась сама яма. Разбил и другой гараж и склад, где хранился пиломатериал. Во дворе конторы изуродовало еще одно здание, где хранился противопожарный инвентарь, машины «Волга», УАЗ. И хотя автомобили уцелели, многое из снаряжения разграбили — как россияне, так и падки к легкой наживе горожане. Местные делали свое черное дело ночью, сцеживая горючее, хватая что можно. Не боялись ни россиян, ни неразорванных снарядов, которых вокруг валялось множество.

И технику сохранили, и лес сажали: как работали городнянские лесоводы во время оккупации и с какими</</p>
<p><p><img class=

И технику сохранили, и лес сажали: как работали городнянские лесоводы во время оккупации и с какими трудностями сейчас p></p>
<p><em>Такие разрушения потерпели имущество Городнянского лесничества</em></p>
<blockquote>
<p>— Мы еще во время пребывания там русских войск удалили момент, когда не было вражеских солдат, и вытащили стоявший в дальних гаражах трактор. А через несколько минут взорвался один из снарядов. Чудом обошлось без жертв, — говорит Валентин Владимирович. — Пожарную машину нам помогли вытащить наши пожарные. А россияне свою подбитую технику потом еще долго вывозили по тралам — ну, то, что еще можно было отремонтировать.</p>
</blockquote>
<h3>За лесом на Городнянщину покупатели ехать боятся</h3>
<p>Во время оккупации ДП «Городнянское лесное хозяйство». официально находилось на простое. Все дежурства и попытки спасти то, что можно было спасти, происходили по доброй воле работников предприятия, которым болела его судьба. За март все они получили две трети от зарплаты, как положено согласно законодательству. Потом две недели они были в отпусках без сохранения заработной платы, но все равно ходили на работу. Впоследствии начали работать с четырехчасовым рабочим днем, а с июня предприятие приступило к полноценной работе.</p>
<blockquote>
<p>— Люди у нас золотые, — гордится директор. — С пониманием относятся к ситуации, когда нам непросто восстановить прошлые объемы производства. Сейчас мы работаем практически за минимальную заработную плату. Сложнее всего сейчас со сбытом. Лес-кругляк реализуем через аукцион и только в Украине. До войны это было очень выгодно. благодаря конкуренции среди покупателей, имели лучшую цену и полный объем реализации нашей продукции. Мы продавали все, что могли поставить. Пиломатериал реализовывали и за границу. Набирали столько клиентов, сколько могла удовлетворить нашу мощность производства. До войны в месяц мы перерабатывали более трех тысяч кубов леса-кругляка и получали полторы тысячи кубов пиломатериала. Сейчас объемы снизились.</p>
</blockquote>
<p>Директор говорит, причина этого — нарушение логистики. Разрушены войной дороги, взорваны мосты, а больше всего — опасения приезжать на пограничную территорию, где могут быть обстрелы. Все эти факторы вместе стали причиной того, что лесхоз сейчас реализует вдвое меньше продукции, чем может изготовить и чем нужно для того, чтобы предприятие работало с ориентацией на развитие. Плюс дефицит с горючим и его цена. Уж приходится покупать его по цене от 55 до 75 гривен за литр. А в месяц на два лесхоза его нужно тонн 15. Таким образом, себестоимость продукции растет, а ее цена — наоборот, имеет тенденцию к снижению.</p>
<p>И все же в Городнянском лесхозе уверены, что их лучшие времена впереди. Есть определенный рынок сбыта в Украине, заказывают пиломатериалы Турция и Латвия.</p>
<p>Тысяча кубов готовой продукции фактически из двух лесхозов — это мало. Но дает шанс продержаться, уберечь предприятие и коллектив. Тем более, что Украине, которой нужно восстанавливаться, лесоматериал будет очень нужен. Но это уже после победы.</p>
<blockquote>
<p>— Главное сейчас — чтобы кончилась война, прекратили стрелять и убивать людей, — говорит Валентин Реуцкий. — А остальное как-нибудь переживем. И будем работать. Уже работаем, несмотря на то, что многие лесные массивы на Городнянщине сейчас недоступны — на сегодняшний день 12 тысяч кубов главной вырубки находятся либо близко к границе, либо в зоне, где было скопление вражеской техники, поэтому там могут быть и мины, и растяжки, и неразорванные боеприпасы. Заявку на разминирование саперам дали, будем ждать, когда у них будет время, ведь сейчас у них есть дела поважнее. Туда пока не заходим — главное, чтобы людей рисками не подвергать. Ведь наши люди – mdash; это самая большая ценность.</p>
</blockquote>
<h3>С перспективой на мирное будущее</h3>
<p>6 июня лесная охрана ГП «Городнянское лесное хозяйство» получила 19 новых мотоциклов. Закупило их предприятие еще до начала войны. Во время оккупации мотоциклы собрали и подготовили к работе. Сейчас в распоряжении городнянских лесоводов уже 28 железных коней. Они помогают лесоводам увеличить мобильность и скорость реагирования лесной охраны на разные ситуации.</p>
<p><p><img class=Тренируются пожарные и спасатели

Читать также: Как в войну на Черниговщине в лесах высадили более 7 млн ​​деревьев

Источник: "Новости Городнянщины"

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.