Хроники войны: как пережило оккупацию село Хотовля на Городнянщине

Хроники войны: как пережило оккупацию село Хотовля на Городнянщине

Вражеский танк в лесу, который взорвали сами россияне; Жители Хотовли, которая, как и многие деревни Городнянщины, расположена маленьким островком в близлежащих лесах, говорят, что им повезло в том смысле, что их населенный пункт не представлял собой никакого стратегического значения на дороге в Чернигов. Хотя взрывы, раздававшиеся под Городней, в стороне Репок и Чернигова, в также самолеты и вертолеты были хорошо слышны и видны из домов Хотовлян. Почувствовали здесь на себе и дыхание оккупации, когда нельзя было приобрести ничего из товаров первой необходимости. Но местные жители говорят, что ни последствия военных действий, ни террор со стороны рашистов их не коснулись. И за это благодарят Бога и мужественных защитников Чернигова и Украины.

«В первый день войны Николай привез столько хлеба в деревню, что я думала как люди не разберут, то сама год его еду»

Хотовля — село небольшое. До войны здесь официально было зарегистрировано 252 жителя. В деревню — два магазина, один из них – mdash; частных предпринимателей Надежды ты Николая Харькова, которые уже более двадцати лет занимаются социально активным бизнесом.

Николай — из тех предпринимателей, которые часто в ущерб себе доставляют товар в самые отдаленные населенные пункты общества — Владимировку, Ильмовку, в том числе и те, где живут жители, которых легко по пальцам руки пересчитать — Карповку, Слободу, Дыхановку, Будище и т.д. А Надежду горожане знают как женщину, которая с одинаковой сноровкой и траву покосит, и корову подоит, и односельчан на толоку сплотит, и вмиг досуг и отдых организует, а в свободное время еще и вышивкой радуется — трудно перечислить, сколько городнянских модниц красуется в ее красочных вышиванках.

Хроники войны: как пережило оккупацию село Хотовля на Городнянщине

>Супруги Николая и Надежды Харьковских

"Коля как раз накануне приехал из санатория, — говорит Надежда Харькова. — Поскольку поставками занимается именно он, 24 февраля утром отправился в Чернигов, чтобы закупить и привезти товара. Но в Политрудне мост уже был взорван, поэтому он развернулся назад. Заехал на городнянский хлебозавод, чтобы взять хотя бы хлеб. Мне показалось, что он забрал на предприятии всю продукцию — столько привез хлеба и булок, что нам для села хватило их по меньшей мере на пять дней. Я еще подумала: если не разберут, то я хлеб сам год буду есть. Как оказалось, это был Божий промысел — хлеб в села перестали доставлять, с хлебозавода позвонили и сказали, что только самовывозом.

Когда Николай возвращался назад из той первой поездки, ему пришлось двигаться навстречу длинной вражеской колонне. Техника не только ехала — множество ее стояло на обочинах, на полях. Николая машину остановили, приказали открыть будку. Увидев, что в «Газеле» только хлеб, позволили двигаться дальше".

"Покинутые в лесу российские воины взорвали собственный танк и убегали пешком через границу домой"

В магазинчике Харьковских был большой запас товаров. Поэтому в первые дни никакого дефицита не ощущалось. Хотя люди напуганы словами «война» и «оккупация», раскупали все, что видели на прилавках. Приезжали покупатели из Городни, Дроздовицы и Майского, удивлялись, что даже конфеты есть в продаже, ведь в других торговых точках их уже не было.

Крестьянам было несколько легче переживать период отсутствия поставок продовольствия, потому что в каждом дворе были запасы сельскохозяйственной продукции, а некоторые еще и содержали коровчину, что позволяло иметь молоко. В Надежде с Николаем как раз в то время корова не доилась. Услышав, что в См-яч-Луб'е из-за отсутствия сбыта предприятие раздает молоко бесплатно, неуемная Надежда тут же забралась в путь.

"Когда я боялась и говорить, потому что он обрубает все мои аферы сразу, — смеется Надежда. — Так что отправиться в путь со мной вызвались кум Виктор Пустовойт и местная учительница-пенсионерка Раиса Николаевна. Как раз в то время на Городню должна была отправляться колонна вражеской техники, которая базировалась в Дроздовице. Узнав от знакомых, когда она отправилась оттуда, я приблизительно вычислила время, когда колонны на нашем пути не должно было быть. Мы взяли пустую тару под молоко и отправились в путь. Но что-то пошло не так, и мы на лесной дороге уткнулись носом прямо в сторону вражеских танков. Солдаты были с красными повязками, у каждого — автомат, который смотрелся из окна. Но по нас не стреляли, даже махали рукой. мол, езжайте, трогать не будем. Поэтому мы решили тихонько последовать за колонной".

Возвращаясь назад уже с молоком, в лесу Надежда вместе с попутчиками увидели вражеский танк, из-за неисправности остановившийся. Надежда не могла удержаться, чтобы не остановиться и разглядеть вражескую машину поближе. Говорит, что двигало ею спонтанное желание сфотографировать русскую технику. Однако из-за деревьев вышли российские военные, оставленные для охраны танка.

"К нам подошел один солдат, парень лет 18-19-ти, — говорит Надежда. — Я телефон сразу спрятала, а кум мой и спрашивает его: «Ребята, зачем вы сюда пришли? Вы же понимаете, что живыми не вернетесь? А они ему: «У нас приказ». Фото с танком у меня так и не получилось. Солдаты сидели-сидели в том лесу — может, и неделя. Мусор вокруг набросали, костер жгли — вероятно, что-то там готовили себе из сухпайков и грелись. Зима же. За ними так никто не вернулся из россиян. Вот вам и «своих не бросаем». А потом, говорили жители ближних сел, они сами свой танк взорвали и через лес пешком пошли в направлении россии или беларуси.

Хроники войны: как пережило оккупацию село Хотовля на Городнянщине

Мусор, оставивший после себя решисты у танка

"Конфеты от тети Нади"

Через некоторое время остро стала поставка хлеба в деревню. Надежда решила отправиться за ним в Городню на хлебозавод. Это было опасно, ведь часть русских солдат из одной из колонн, разбомбившихся под Городней или ближними селами, вооруженные бродили лесами именно в их местности, ища путь возвращения к границе. Снова выручил Виктор Пустовойт, который вызвался сопровождать Надежду в поездке. Впоследствии она и сама сделала такие поездки регулярными поочередно или вместе с Николаем. Хлеб завозили и в Майское. Правда, там не торговали — просто оставляли мешок с хлебом в одном из домов, а там уже крестьяне сами разбирали его. В Хотовлю привозили и муку второго сорта, которую производили в Городне. На дальние села не доезжали из-за отсутствия горючего и невозможности его приобрести. Местный фермер Сергей Малофий раздавал местным молоко, а еще сдавал семена на комбикормовый завод и привозил обратно масло.

Кроме хлеба, на хлебозаводе давали сухари и немного сладкой выпечки. Ее Надежда с Николаем тщательно распределяли между многодетными семьями, которых в Хотовле пять. На время нашего разговора в магазин подошла Альбина Михиенко с двухлетним сыном Денисом. Ребята здесь частый гость, как и вся малышка села. Ведь даже во времена оккупации у тети Нади в магазине была скрыта коробочка с конфетами, которыми она угощала малышей. К счастью, звуков от ракет и вертолетов, через село летавших на Чернигов, мальчик не слышал, поскольку это было чаще всего во время его сна. Но хотевляне не только слышали, но и видели черных птиц, несших смерть.

"Танки шли через Кузничи и Дроздовицу, а наше село посередине, — говорит Ольга Яковенко, тоже зашедшая в магазин. — Над нами вертолеты летали. Да так низко, что крыши домов не цепляли. Видишь снаряды, которые он несет. Видишь и лицо вражеского лётчика. Летит в Чернигов. А ночью проснешься от гула. К окну подойдешь — самолеты улетают, а в стороне Чернигова кровавое зарево. Наших детей убивать трогаются. Вся же наша молодежь там, в областном центре…"

И все же хотеловлянам пришлось увидеть россиян в своем селе. Шестнадцать вооруженных солдат с красными повязками шли через него пешком к границе, возвращаясь домой после того, как трусы из их колонн разбомбили. В парке у фермы их увидел тракторист Василий Шуляк. Истощенные и испуганные, они спросили, где можно купить продукты и попить воды и где границу. На что получили ответ:

"И с вашим приходом у нас все продукты кончились. Магазины пустые, там нечего искать. Вода вон, разве что в водонапорной башне. А граница у нас здесь повсюду. Следуйте".

Источник: "Новости Городнянщины"

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.