Государство-клиент, но не новая республика РФ

Не желаю пересказывать последние события казахского протеста или цитировать заявления политиков – все это можете прочитать в новостях.

Перейду к собственным наблюдениям:

1. Протест, в отсутствие лидеров и руководящего центра, стал легкой добычей для провокаторов и криминальных элементов. О провокаторах – уверен, что такие были инфильтрированы – возможно, казахскими спецслужбами после консультаций с россиянами. Зачем? Для создания надлежащего фона перед АТО (или же КТО).

2. Неполитический протест, без лидеров и четкой политической повестки дня, без спикеров – нет точек для кристаллизации – для нового сборника после применения насилия.

3. Казахстан далек от «нормализации». Да, активность протестов существенно снизилась, однако митингующие снова собираются в Жанаозене, Алматы, Актобе.

4. Использование военного контингента ОДКБ на территории Казахстана было воспринято многими казахами не просто как измена, а как слабость Токаева и унижение собственного народа.

5. Казахи все прекрасно понимают – и откровенно говорят, что россияне приехали в страну в качестве кафиров. События последних 48 часов оставят отпечаток на русско-казахских взаимоотношениях, отразятся на отношении простых казахов к России и россиянам. А последующие дни посеют ненависть.

6. Вряд ли аббревиатура ОДКБ будет ассоциироваться с защитой и безопасностью. Также не позавидуешь небольшой армянской диаспоре, проживающей в Казахстане – она будет прочно ассоциироваться с «Арменией, которая дала зеленый свет для оккупации». Зря, что Ереваном в очередной раз воспользовалась Москва. В этом весь Путин – он создает межэтнические конфликты, затем выступает их модератором и «миротворцем».

7. Россия не заинтересована в оккупации Северного Казахстана или оккупации всего государства. Как с точки зрения внутренней, так и внешней политики Казахстан более интересен Москве как государство-клиент, двигающееся в фарватере российской политики: еще один голос на международной площадке, еще один штык в геополитических баталиях, еще один отдельный пророссийский игрок в Евразии.

8. Дивиденды от оккупации Северного Казахстана, даже если это произойдет без единого выстрела, – совсем не те, что в Крыму. Прежде Крым, по состоянию на 2014 год, был территорией с большой долей этнических россиян и смосковленных украинцев. Грубо говоря – вожделения для Кремля «русские люди» с языковым, культурным и ментальным кодом россиян. В Павлодаре, по состоянию на сегодняшний день, проживает почти 48,5% казахов, россиян – 40,5%. В Павлодарской области казахи составляют 52,3% населения. Усть-Каменогорская ситуация для россиян несколько лучше, но не на много: 49% россиян, казахов – 46,8%. В области казахов – более 60%. Главное – демографическая динамика целиком на стороне казахов, еще 60 лет назад их было вдвое меньше на этих землях. О ситуации в селах я молчу – там удельная доля казахов недостижима для россиян и возможность демографического владычества Москвы утрачена навсегда.

9. Не забываем, что казахи не просто тюркоязычный народ – они мусульмане. В случае оккупации Северного Казахстана Москва получила бы если не новый Северный Кавказ – новую Тиву (в демографическом смысле). Местные россиян еще активнее выезжали бы в Оренбург, Москву, Санкт-Петербург (ибо оказались бы с этими городами в одном государстве). То есть эти регионы совершили бы заметный скачок к моноэтничности. Через 10-20 лет после оккупации этих земель там осталось бы 2-3% русского населения.

10. Москва не может похвастаться окончательной ассимиляцией татар и башкир – хоть работает над этим веками, а здесь – новые территории с очень высоким процентом автохтонного населения.

Заключение. Москва сейчас одерживает тактическую победу. Даже в случае полного подавления несостоявшегося протеста без жестких репрессий Кремль закладывает мину замедленного действия. Даже в самом худшем варианте – полная оккупация Казахстана российскими войсками, новые российские гарнизоны – это замедлит, но не остановит развитие казахов как отдельной самодостаточной нации и не уничтожит их стремление иметь собственное государство.

Более того – чем брутальнее и жестче сейчас будут вестись российские военные – тем больше шансов, что следующее восстание будет не только социальным, но и антиколониальным.

Павел ПОБЕД