Газовик из Чернигова Михаил Руденко: «В Александровке на нас тек расплавленный рубероид»

Газовик из Чернигова нас Руденко: «В Александровке&

Михаил Руденко

Коммунальщики и работники критической инфраструктуры — вот еще один фронт, еще одна невидимая армия, которая вела собственную борьбу с несколькими безжалостными врагами – русскими, огнем, разрушениями и опасностью.

Мирные и невзрачные в обычной жизни газовики — на войны были вынуждены справляться с разными задачами: тушить пожары, работать под обстрелами, возить лекарства больным и рожениц в больницу.

24 февраля ему позвонил сын и сказал, что началась война. Все тогда звонили по телефону друг другу, чтобы сказать это слово – война. Говорили его вслух, но не принимали и не верили, не понимали. Михаил тоже никогда не был в такой ситуации, но подумал. нужно готовиться к чему угодно. На работе как раз был выходной, поэтому помог родителям обустроить гараж под дополнительное убежище –  сам сделал буржуйки, лежаки, подготовили запасы воды, сообщает страница предприятия &lquo;Черниговгаз».

Первая рабочая смена Михаила выпала на 3-й день полномасштабного вторжения россии. Он – слесарь по аварийно-восстановительным работам в газовом хозяйстве аварийно-диспетчерской службы, 10 лет работает на предприятии. С тех пор домой уже не возвращался, только пару раз заскочил взять самые необходимые вещи и постоянно был на работе.

«Пришел на работу, переоделся в спецодежду, расспросил, какие теперь вызовы – во время войны. Поехал на Александровку – ; там после обстрела горел дом и машина под навесом. Полезли с нашим водителем под тот пылающий навес, из которого на нас бежал расплавленный рубероид, потому что там газовый кран, и его надо было перекрыть. Очень много было разрушенных домов, пожаров», — рассказывает газовик.

И объясняет: по правилам работники газового хозяйства должны выезжать на место пожара вместе со спасателями, если объект газифицирован. Случалось выезжать ночью – горит дом, люди поливают его и соседние, чтобы огонь не опрокинулся, пока спасатели уезжают. Труба газовая перебита полностью, и краны, и фланцевые соединения, все прокладки выгорели.

«Мы сбиваем пламя двумя огнетушителями, пытаемся подойти к тому стояку, чтобы перекрыть, а оно снова и снова вспыхивает. Уже пока спасатели не погасят такое пламя. Бывало, что настолько калитки раскалены, что не могли открыть – приходилось искать воду, чтобы полить. Как-то во время работы мне упала горящая доска на плечо, и меня просто люди поливали водой со спины», говорит Михаил.

Но, пожалуй, сложнее всего было ходить в «серую зону». Даже военные не знали, что там тогда происходило, газовики ездили буквально на страх и риск.

«Услышите выстрел, «выход» – падайте, у вас 3-4 секунды. Так мы ходили в район лыжной базы от Эпицентра, пешком. Потому что был пожар, и нужно было перекрыть газ, остановить его, а проехать туда уже было нельзя. На том же Эпицентре, когда горел ГРП (газорегулирующий пункт)  и мы там работали, начался минометный обстрел. Ну что, услышали свист. скрылись переждать. Куда спрятались? Но за то же ГРП, там больше рядом некуда, — вспоминает Михаил Рудёнок.

Сон и отдых – тоже на работе, в одежде на матрасике у входа. Михаил рассказывает, — когда впервые после завершения активных боевых действий в Чернигове уехал домой ночевать, коллеги подкалывали. мол, неужели спал раздет?

«Те черниговские работники, руководители, которые могли добраться домой, свозили свою одежду тем, кто добраться не мог. В нем и ходили, в том числе мужчины, в женских свитерах нашей главы правления. Но знаете, тогда на это никто не считался. Потому что нужно было делать свою работу – как спасатели, как все остальные.  Если бы мы каждый сам по себе – хочу делать, хочу не делаю, —  у нас бы сгорело полгорода. А за счет того, что друг другу помогали – удержались», — говорит Михаил Руденок.

Никто тогда работу не делил. Например, один из директоров компании совместно с другими работниками чинил крышу учреждения, когда в него прилетело.

Кроме того, Михаил еще и занимался волонтерством – в частности, помогал найти лекарства для людей с бомбоубежищами, детей, которые начали сильно болеть.  А однажды даже возил женщину из бомбоубежища рожать, когда у нее начались схватки. В роддоме газовикам поручили еще нескольких рожениц, которых нужно было развезти по домам и укрытиям.

Михаил очень хочет, чтобы у этих детей было мирное и счастливое будущее. После победы мечтает наконец-то встретиться со своим сыном, который сейчас в эвакуации, и взять отпуск, потому что пока — не ко времени, надо держать энергетический фронт.

Читать также: Черниговское коммунальное предприятие оставило жителей пригородной общины без воды

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.