День русского балета

День русского балета

Такого праздника вы в календаре, конечно, не найдете, потому что это моя выдумка, однако вполне могла бы быть отдельно от Всемирного, который отмечается 2 ноября. Ну, это в качестве предисловия:)

… С четвертого курса у нас начались занятия на военной кафедре, на них мы должны были ходить в черной железнодорожной форме, что нас очень раздражало, особенно, когда какая-нибудь тетя в трамваи №5 начинала вслух удивляться: – Откуда это столько петеушников набралось?

В один ноябрьский четверг, готовясь утром к военной кафедре, я гладил себе ту форму, которая из-за низкого качества дешевой ткани требовала постоянного, даже чрезмерного к себе внимания, и слушал радио, из которого уже больше часа хлынула мелодия „Лебединого озера” – балета Петра Чайковского. Когда же пропикало одиннадцать часов, начались новости и диктор скорбным до невозможности голосом сообщил, что „сегодня, в восемь тридцать утра скоропостижно скончался… Леонид Ильич Брежнев…”

П-ф-ф-ф… Вот тебе. С одной стороны все ждали его смерти, потому что уже и смотреть на того человека-руина не хотелось, чувствовали, что весь мир над нами смеется, а с другой – упала весть, как первый снег на голову. И что теперь будет? То есть – кто?

Хотя нынешняя эрефия тот эсересер по части лжи десять раз обошла: тогда власть лгала, теперь же за поребриком настоящее царство лжи: лгут сверху вниз и снизу вверх, по диагонали и горизонтали и даже самим себе: действительно физиологический феномен выдыхают.

Считается, что датой распада СССР является 26 декабря 1991 года. А мне кажется, что началом этого процесса должна значиться дата смерти Л. Брежнева — 10 ноября 1982 года. С этого все и началось. Так что юбилей сейчас, хоть и незамеченный. А завтрашний день на эрефии смело могут провозглашать Днем русского балета – как раз четыре десятилетия назад «Лебединое озеро» П. Чайковского стало известным всем россиянам хитом классической музыки, по которому советский народ безошибочно определял, что в стране скоро будут играть жмур.

Ну, а я о другом. Давайте вспомним, обсудим и своего прибавим к сплетням, слухам и святой правде, которые сопровождали начало разрушения советской империи от смерти Брежнева до смерти Черненко. Может кто-то скажет, что это не достойное дело, но эсересер сам в этом виноват, создав атмосферу таинственности там, где его быть не должно — руководитель государства как-никак.

Так что умер генсек в возрасте 76 лет. Чем болел? Называют лейкемию, подагру, эмфизему и даже рак челюсти. Но после его смерти мне под обещание молчать Игорь Амуев из Андижана рассказывал, что весной того же года Брежнев был в Ташкенте и там на каком-то предприятии на него упало что-то тяжелое и очень травмировало. А недавно я где-то читал, что это была металлическая балка, которая сломала генсеку ключицу, несколько ребер и что-то еще. Возможно, это очередная ложь россиян, а может и нет – недаром же Амуйчик когда-то говорил мне подобное.

Да или нет, но причиной смерти называли тромб. Умер на даче, во сне. Говорили, что первым из Политбюро к телу примчался Андропов – за портфеликом, о котором сам Брежнев не раз говорил, что там у него на всех есть компромат. Затем началась короткая эра Андропова.

Следует сказать, что между МВД и КГБ шла настоящая война. Еще где-то за два года до смерти Брежнева московские менты прицепились ночью к какому-то гражданину и так избили, что тот умер. А оказался он офицером КГБ. Андропов министра внутренних дел Щелокова сожрал бы, если бы тот ни был давним другом и фронтовым товарищем Брежнева. Итак, началась подковерная война. И ровно за два месяца до смерти генсека Щелоков убедил своего друга дать санкцию на арест Андропова якобы из-за планирования госпереворота. Кстати, все трое этих бонзов жили в одном доме. Операция была хорошо спланирована, однако один подполковник МВД не выдержал и сообщил Андропову о предстоящем аресте. КГБ перекрыл дорогу ментам и всех арестовал, была даже перестрелка.

Дело затерли, но когда Брежнев умер (а, между прочим, на момент смерти возле него были офицеры 9 Управления КГБ и это тоже интрига) и Андропов сумел занять его место, Щелокова уже 17 декабря уволили с должности и возбудили уголовное дело. А заодно и генерала Чурбанова – зятя Брежнева, первого зама Щелокова. Позже Щелоков застрелился, Чурбанова посадили, дочь Брежнева спилась – куда той «Санта-Барбаре»!

Существует еще одна молва, что жена Щелокова якобы на лестничной площадке возле квартиры стреляла из мужского пистолета в врага-соседа, пуля якобы зацепила Андропову почку, а он болел почечной недостаточностью или пиелонефрит, в результате чего таки впоследствии и умер. . Был я и на втором похороне – все то же самое… Одни утверждали, что Андропов своим преемником видел Горбачева, другие – что Романова. В результате патовой ситуации, возникшей из-за уровня силы обоих претендентов, Политбюро взяло тайм-аут и избрало К. Черненко — едва живого, зато нейтрального.

Москва, которая до смерти Брежнева спала и о внутренней политике разговоров не вела, при Андропове ожила и слухи, сплетни, ложь и молва шуршали среди людей, словно осенние листья под ногами. Тем более что начались аресты в Узбекистане («хлопковое дело»), в Министерстве торговли и среди директоров крупных магазинов — того же Соколова, директора одиозного гастронома «Елисеевский» расстреляли, потому что нашли дома миллион(!) — народ от таких цифер просто сходил с ума. и смаковал уже без боязни, потому что и Андропов лежал не столько жив, сколько мертв. Что уж говорить о Черненкове сутки! Я уже заканчивал институт, в «народе» просыпалась любовь к кривотолкам и омовению вождевских косточек, все ждали смерти третьего и начал открыто гулять шутку о любимом занятии кремлевских дедов — катании на лафетах.

Еще никто этого не понимал, но двигатель государственного аппарата начал выбрасывать черный дым — признак, что смазка партийного консенсуса уже отработана и из-за поврежденной прокладки изоляции государственной тайны попала в горючую смесь народного пренебрежения и потери доверия.

Некоторые российские источники утверждают теперь, что Андропов дал указание ряду ученых разработать меры по модернизации страны — то, что Горбачев позже назвал перестройкой. И что если бы к власти пришел Романов, которому не посчастливилось быть в Москве на время смерти Черненко, то «могли бы быть совсем вторые решения», как сказал когда-то преснопамятный Андрей Громыко.

Но случилось, как случилось, как должно было случиться, потому что ход истории не дано остановить никому.

Владимир ВОРОНА

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *