День 99. Акварельный.

День 99.Акварельный.

Утром болела невыспавшаяся голова. Потом исчез свет – как раз когда я собиралась запекать чашки. К радости, скоро появилось. Запекла их, отдала – и пошла на открытие персональной выставки моей подруги, художницы-акварелистки Наталки Онанко, в ПластАрт. Людей пришло много, даже мать моя на велосипеде приехала, хотя и не знала вообще, где тот художественный музей).

Выставка получилась прекрасная: большие яркие картины с цветами вернули нас в весну, которую мы почти не заметили. Людей пришло много: все соскучились по таким мероприятиям еще со времен наводнения, а после пережитой блокады люди тем более тянутся друг к другу и к прекрасному. Общались, обнимались, долго не хотели расходиться. Выставка будет висеть еще две недели, поэтому советую посетить.

Вечером на группе психологической поддержки затронули прикольную тему: многие псевдодуховные люди на россии оправдывают войну в Украине тем, что в Европе геи и детей с детства в свое гейство тянут. Я тоже недавно слушала одну такую ​​психологиню, и вот как много умного человек говорит, но когда вылез этот аргумент… Прифигил. Не назову себя сильно толерантным человеком, но после обстрелов и бомбежек стало вообще все равно, кто, где, как и с кем любит. Сбрасывать на головы детей бомбы и насильно вывозить их на свою территорию – вот где настоящее извращение.

Самое большее, что сейчас беспокоит, – неопределенность. Пообщались с другом на тему – что дальше будет и как? Допустим, мы прогнали орков за границы Украины. Что дальше? Успокоятся они и разойдутся по домам – попрут ли через некоторое время нашествием снова? И что я могу сделать, чтобы усилить себя, армию, страну, кроме сохранения психического здоровья? Я вообще, как свою жизнь дальше представляю?

Вечером была гроза. Сидела на балконе, дышала дождем, любовалась молниями – и нисколько не боялась. Прогресс. Ночью приснился сон. Приехала я в гости к Люди Светенок в Киинке. Она что-то сажает, я поливаю, традиционно выпрашиваю у нее какую-нибудь овощу. Потом уселись в шезлонги, и тут я вижу, что у соседа хата начинает гореть. А его, по-видимому, дома нет. Людо, говорю, у соседа хата горит. А она сидит дальше, молчит, не реагирует. Ладно, думаю, значит так надо. А огонь все больше, уже вся хата пылает, а хата немаленькая, и огонь на забор опрокидывается. Людо, говорю, так скоро и твой забор загорится. Здесь она бежит за шлангом, мне какие-то болсанки вручает с водой. Тушим забор, приезжает сосед, бегает вокруг дома, суетится. Людо, говорю, а ты хотя бы пожарных вызвала? Нет, говорит. – А чего? Если бы сразу приехали и потушили, то спасли бы разве что одну стену потерял. – Да, был бы он человеком нормальным, то вызвала бы, а он – гимно, а не сосед. Мораль ясна.

Похоже, быть человеком – это самое тяжелое и самое легкое, что может быть. Обнимаю! Татьяна КУЗЫК

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.